Еще раз о Трампе

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 17 января 2018 года.

Чем больше я читаю или слежу за новостями по телевизору о нем, тем больше я убеждаюсь в том, что он – реклама с билборда (не с плаката, а с билборда) личности Е-типа. Он прямо из моей книги «Развитие лидеров» (есть на Amazon).

Он никогда не бывает один. Его всегда окружают зрители. Он нуждается в толпе поклонников. Вот почему его предвыборная агитация – целое событие. Время от времени ему нужна порция восхищения.

На встречах большую часть времени он не слушает, а говорит. И, зная этот тип личности, он действительно верит в то, что говорит или обещает. Он настоящий. Он по-настоящему верит в то, что он МОЖЕТ сделать Америку снова великой. Он в этом убежден. Он искренне верит, что сделает это быстро. Без каких-либо проблем. Когда в процессе реализации появляются проблемы, для него ничего не значат его обещания, возможно, они являются нереалистичными. Нет, он ищет козла отпущения. Того, кто испортил его планы. Тот, кто тормозит сотрудничество или саботирует его, и есть причина его неудачи.

Е-типу свойственна паранойя. Он всегда должен иметь врага, который является причиной того, что его мечты не воплощаются в реальность. Представители Е-типа сами редко когда бывают правы, но никогда не сомневаются в своей правоте. Точка. Другие люди виновны в том, что обещания нельзя осуществить.

В моих предыдущих постах, в которых я писал о Трампе, я спрогнозировал, что ему могут объявить импичмент, потому что он не может удержаться от того, чтобы не нарушить границы, порядки и даже законы. Он бросит вызов всем нормам и таким образом нарушит американскую конституцию и будет отстранен от должности.

И это уже происходит. Ходят слухи, что если его признают виновным в сговоре с русскими, то это может быть основанием для импичмента.

Даже если в этот раз он минует расследование по этому делу, будут и другие «скандалы». Он продолжит делать вызовы нормам и, тем самым, будет подвергать себя опасности быть отторгнутым.

Я поддерживаю его многие планы насчет того, что нужно Америке. Я согласен с тем, что делать и ПОЧЕМУ это необходимо (не со всем, но со многим). Он потерпит неудачу не из-за того, что он хочет сделать или почему, а из-за того, КАК он собирается это реализовывать. Он не знает, как управлять демократической системой. Он знает, как отдавать приказы и управлять предпринимательской, контролируемой организацией, но это не Америка.

Есть несколько анекдотов, которые уместны на предмет понимания Трампа. Вот они:

Молодая девушка выходит замуж за исполнительного директора. Очень, очень успешного.

После года замужества она приходит к матери и говорит, что подаст на развод.

«Почему? – спрашивает ее мама. – Он такой успешный, красивый и богатый. В чем дело?

Что ж, мама, каждую ночь, он сидит рядом со мной в постели и рассказывает, какой великолепный у нас секс. Он описывает его и в восторге от этого, но ничего не делает, чтобы это произошло».

Вот еще один анекдот.

Политик приходит домой. Он очень взволнован.

– Мы выиграли. Меня избрали.

– Ты не лжешь? – восклицает его жена.

– Больше нет необходимости это делать. Меня сегодня избрали.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес


Интервью с Джимом Морганом – бывшим генеральным директором «Applied Material Inc»

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 29 ноября 2017 года.

Доктор Адизес: Джим, вы написали и опубликовали книгу «Прикладная мудрость» (Applied Wisdom 2), в которой вы подвели итог своей тридцатилетней управленческой работы на посту генерального директора и председателя совета директоров. Компания «Applied Material» выросла из маленькой организации с доходом 17 миллионов долларов на момент вашего прихода. Когда вы уходили на пенсию, доход компании составлял 10 миллиардов долларов. В эту книгу вы вложили тридцатилетний опыт. Для чего вы написали эту книгу? Чтобы ее написать, требуется время и силы.

Джим Морган: Моя первая цель была написать что-нибудь для своих внуков, чтобы они знали, где я провел свою сознательную жизнь. Но когда я написал первый черновик, я понял, что из моего опыта руководства компанией было достаточно «прикладной мудрости», которая могла быть полезной людям, которые проходят курсы по обучению управленческим навыкам, людям, у которых нет тридцатилетнего опыта. Итак, моя цель написания этой книги – чтобы будущие лидеры переняли мой опыт, и для того, чтобы она была написана настолько хорошо, чтобы даже мои внуки могли ее читать и получать от этого удовольствие.

Доктор Адизес: В период, когда вы выполняли свои обязанности, доход компании вырос с 10 до 17 миллиардов долларов. Какие причины такого успешного роста? Чему вы приписываете этот успех?

Джим Морган: Мы сосредоточились на инновациях, новых продуктах, которые отвечали бы глобальным потребностям наши клиентов и одними из первых пришли бы на рынки таких стран, как Япония, Тайвань, Корея или Китай. Мы привлекали очень способных людей, таких как Дэн Майдан, который в итоге стал президентом компании. Три основных фактора: великие люди, новые рынки и новые продукты.

Доктор Адизес: Новые продукты, новые рыки и даже найм превосходных новых людей – все это не случается само собой. Почему это произошло в Applied Material?

Джим Морган: Культура компании была близка к клиенту. Очень близка. Так, мы всегда знали, какие у клиентов существуют потребности, и мы упорно работали, чтобы их удовлетворить. Таким образом, новые рынки. Таким образом, новые клиенты. И это значило, что мы знали, какие люди нам нужны, с каким потенциалом.

Доктор Адизес: Будучи вашим консультантом в течении 20 лет, я могу рассказать вам, почему вы смогли привлечь хороших людей и почему вы находились близко к клиенту. Так, вы были способны внедрить то, чего хотел рынок. Этого может не быть в вашей книге, потому что трудно увидеть картину, когда вы находитесь на картине.

Джим Морган: Да, расскажите мне.

Доктор Адизес: Это ваш стиль, Джим. Вы позволили людям свободно думать и руководить. Вы дали людям пространство. Компания не была построена по принципу «сверху – вниз».  Напротив – «снизу – вверх». Клиенты выступали движущей силой продавцов, которые в свою очередь управляли отделом научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, который управлял производством. Дэн Майдан был таким же: очень открытым. И этот климат открытости привлекал новаторских и предприимчивых людей. Кроме того, при моем участии мы ежегодно реструктурировали компанию по мере ее роста, чтобы осуществить децентрализацию и сделать ее устойчивой. Так оно и вышло. Таким образом, хорошие люди пришли и остались. Таким образом, близость к клиентам. Таким образом, инновация. Таким образом, успех.

Джим Морган: Да, мы настаивали на децентрализации. В книге, которую я написал, есть раздел о делегировании и децентрализации.

Доктор Адизес: Каким было худшее ваше решение?

Джим Морган: Ввязался в бизнес по торговле чипами.

Доктор Адизес: Что случилось?

Джим Морган: У компании был хороший продукт, когда мы его купили. Но ему не удалось увенчаться успехом в последующих продуктах. И он никогда не стал первым в своей отрасли.

Доктор Адизес: Почему это подразделение потерпело неудачу с новыми продуктами?

Джим Морган: Они не были близки к рынку, как и все остальные компании. Они находились в Англии, и наша культура не передавалась им.

Доктор Адизес: Адизес был с вами весь путь. В течении двадцати с лишним лет. Что Адизес сделал для вас или для компании, за которую он стоял?

Джим Морган: Адизес сыграл важную роль в управлении непрерывной децентрализацией компании, постоянно работая над реструктуризацией. И Адизес знал, как обращаться с разными культурами и научить руководителей из разных стран, как слушать друг друга и работать в команде. Applied Material была похожа на Объединение Объединённых Наций, если посмотреть на топ-менеджмент: индиец, иранец, израильтянин, аргентинец и т.д. Вы помогли объединить их и научили работать вместе, несмотря на их разное культурное происхождение.

Кроме того, вы научили нас проводить изменения без потери согласованности. Чтобы изменить культуру, вам нужно изменить структуры и процесс, который изменит людей и, в конечном итоге, культуру.

Доктор Адизес: Рост дохода с 17 миллионов до 10 миллиардов долларов США благодаря постоянной реорганизации и реструктуризации означает много изменений. Как вы, как генеральный директор, вели себя с теми, кто противился изменениям? Мы с вами знаем, кто они.

Джим Морган: Лучше не вмешиваться в политику компании. Всегда следовать тому, что является стратегически и функционально правильным для компании в долгосрочной перспективе и уходить от политики. Мы разработали культуру, которая включена в «Прикладную мудрость»: плохие новости – хорошие новости….., если вы что-то делаете!! Мы с Дэном не могли вспомнить момент, когда плохие новости дошли до Совета Директоров, Уол Стрит или прессы, о которых мы бы не знали.

Ицхак Адизес: У вас был очень хороший Совет директоров. Какие ваши рекомендации по созданию Совета и управлению им?

Джим Морган: В правлении мне нужны компетентные люди с разнообразными знаниями и стилями. У нас были управляющие фондами, люди, которые работали в промышленности, профессионалы – бухгалтера и т.д. И я всегда работал над тем, чтобы для них не были сюрпризом проблемы компании, а они были в полной мере осведомлены о делах организации. Члены правления должны помогать думать о решениях проблем, а не просто приветствовать генерального директора.

Доктор Адизес: Вы ушли на пенсию….

Джим Морган: В 65 лет я ушел с поста генерального директора после того, как мы наняли Майка Сплинтера из Intel. У него было 10 лет, пока он не ушел на пенсию. Это были непростые 10 лет, потому что вся индустрия переживала спад. Но он продолжал работать. Сегодня под руководством генерального директора Гэри Дикерсона компания стоимостью 15 миллиардов долларов бьет новые рекорды и отмечает 50-летие глобальным инновациям.

Доктор Адизес: Спасибо, Джим. Было приятно работать с вами и было приятно читать вашу книгу. Я уверен, что будущие читатели найдут ее увлекательной.

Джим Морган: Рад пообщаться, Ичак. Заезжайте ко мне в Силиконовую Долину.

 

 

1) Applied Material (AMAT) является ведущей компанией в мире по производству оборудования для изготовления пластин. Эти пластины производят чипы, которые управляют компьютерами. Подпись AMAT: «Информационная магистраль начинается здесь». AMAT уже более двадцати лет является клиентом методологии Адизеса, начиная с того момента, когда компания осуществила продажи на сумму 400 миллионов долларов, и до того, как в совете директоров появился новый генеральный директор. На тот момент доход составлял 10 миллиардов долларов.

2) Джим Морган, J.C., Hamilton, J. O. (2016). Прикладная мудрость: плохие новости – это хорошие новости и другие идеи, которые могут помочь любому стать лучшим менеджером. Лос-Альтос, Калифорния: Издание Чандлера Джордана.


Массовое убийство в Лас-Вегасе

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 4 октября 2017 года.

Я собирался написать пост о том, стоит ли ставать на колени, когда играет гимн Соединенных Штатов. Этой теме придется подождать до следующей недели. Произошедшее в Лас-Вегасе огорчило меня настолько, что я должен отреагировать сейчас.

Я слушаю новости, читаю газеты, а многие просто молятся.

Я прошу, чтобы они перестали молиться. Ведь это выглядит так, как будто мы что-то делаем, когда в реальности МЫ не делаем ничего. Просто перекладываем ответственность на Бога. Мы молимся и надеемся, что Бог что-то сделает.

МЫ, да, МЫ, не только Бог, должны что-то делать. Соединенные Штаты кажутся мне слишком толерантными. Слишком демократичными. Слишком цивилизованными. Мы реагируем на возмутительные действия молитвой. В менее развитой, менее цивилизованной стране люди бы вышли на улицы, подняли бунт. Против кого? Против конгрессменов или сенаторов, против любых политиков, которые поддерживают НСА.

Я только что слушал речь Обамы на Facebook. Он сказал, что не смог склонить Конгресс к законному исследованию насилия с применением оружия, которое он хотел провести. Они не хотели запрещать автоматические винтовки на уровне закона.

НСА использует демократический процесс, чтобы максимально продвигать свои интересы.

Так где же негодование? Почему никто не идет к домам тех политиков, которые голосовали вместе с НСА и не устраивает голодных протестов? Почему мы не даем им понять, что нам надоело, и мы устали уступать тем, кто позволяет убивать невинных людей. Сколько еще должно умереть, погибнуть от пуль, чтобы мы восстали и проголосовали за запрет оружия?

Люди хотят иметь оружие для рекреационных целей? Тогда, чтобы получить винтовку, они должны стать членами стрелковых клубов. К тому же, эта винтовка должна быть пригодной только для спортивной стрельбы либо охоты, не более.

Почему мы настолько оцепеневшие, когда происходят подобные массовые убийства? Почему я не вижу негодования?

Когда я приехал в эту страну, я был в машине и слушал радио. Музыка прервалась, и объявили, что в Скопье, городе, где я родился, произошло землетрясение. Тысячи погибли. И сразу после этой новости включили рекламу зубной пасты. Я не знал что делать: плакать или задыхаться от ужаса. Где уважение к погибшим? Это не очередная новость, это люди, которые погибли…

Я консультировал телевизионные сети. Существует целая наука, посвященная размещению рекламы. Выбираются те моменты, когда внимание зрителя заострено. То есть, когда кто-то умер или находится в опасности.

Я утверждаю, что мы не чувствуем горя других. Телевиденье, СМИ не повышают нашу осведомленность. Наоборот, они используют катастрофы, чтобы продать больше рекламы. Заработать больше денег.

Я не молюсь, я кричу.

Ицхак Калдерон Адизес

 


Трамп: назад на полной скорости?

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 13 сентября 2017 года.

В целом, общество прошло путь от кочевого образа жизни к земледелию, после к индустриализму, а затем к постиндустриализму или информационной эпохе.

Что бы вы сказали, если бы лидер Англии начал протестовать против ее индустриализации и захотел вернуться назад к стадии сельскохозяйственного общества?

Некоторые пытались это сделать, но у них ничего не получилось.

Мне кажется, что Трамп пытается сделать что-то похожее, возвращая производство в США.

Я считаю, что Соединенные Штаты продвинулись гораздо дальше индустриального общества. Они находятся на постиндустриальной стадии. Этому свидетельствует укрепление роли услуг в ВНП. Производство перешло в страны с дешевой рабочей силой. Наш труд обходится дороже, мы высококвалифицированные работники. Кто захочет делать то, что могут сделать иммигранты (легальные или нелегальные) либо люди без образования? Они обеспечивают физическую силу, необходимую для производства. Коренные американцы, получившие образование (а мы стремимся к этому постоянно) работают в сфере услуг, будь то финансы, здравоохранение или
образование, либо в сфере информационных технологий.

Посмотрите на университеты. Кто учится на инженерных факультетах, кто изучает естественные науки? Дети с Азии. А что же изучают американские дети? Музыку, искусство, гендерные вопросы, экологию…

Америка уже прошла индустриальную стадию развития. Трамп пытается вернуть производство в США и в то же время остановить или ограничить иммиграцию. Кто будет работать на производстве? Каким образом это повлияет на цену труда и на цену готового продукта? Эти изменения незначительно снизят уровень рентабельности или сделают нас вообще неконкурентоспособными?

Мне вспоминается поездка с Сан-Диего в Лос-Анджелес по тихоокеанскому побережью. Именно здесь мне удалось заметить прогресс цивилизации. Сначала я увидел сельскохозяйственные угодья, затем дымари, а после заехал в Лагуна-Бич.

Лагуна-Бич – это место для людей, которые пишут, сочиняют музыку и рисуют. Это
прекрасная творческая община. Люди живут здесь скромно, никакой показной роскоши. Их внимание сосредоточено не на материальных целях, а на самореализации.

Именно это и необходимо Америке для продвижения вперед. Нам нужно изменить наши цели. Нам следует заняться измерением качества жизни, а не ее стандартов.

Проблема безработицы должна решиться не производством, а разделением одного рабочего места между несколькими людьми. Работайте меньше и больше наслаждайтесь жизнью.
Нам необходимо ставить перед собой другие цели и по-другому измерять успех. Не стоит идти назад. Давайте двигаться вперед.

Просто мои мысли,
Ицхак Калдерон Адизес


Раскладывая пасьянс

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 6 сентября 2017 года.

Вы когда-нибудь раскладывали пасьянс?

Если нет, попробуйте, и вы усвоите важный урок о менеджменте и жизни в целом. Это упражнение принесет вам особую пользу, если вы представитель стиля Е.

Начинается эта игра с разделения колоды карт на семь частей, все карты уложены рубашкой вверх. Вы открываете каждую часть по очереди и переворачиваете по одной карте. Карты нужно передвигать таким образом, чтобы они были уложены в следующем порядке: от короля до двойки, чередуя красную и черную масть. Затем необходимо сложить карты в отдельный ряд, упорядочив их от туза до короля.

Довольно часто карты перед вами просто не оставляют выбора. Вы не можете найти способ, чтобы сложить их в правильном порядке (черное-красное-черное и т.д.). Вы проверяете все возможные варианты снова и снова, но вам так и не удается найти решение. Что делать в таком случае?

Вы начинаете новую игру. Вы не теряете самообладание, это игра и каждый шаг не может обеспечить вам успех.

Можете ли вы размышлять таким же образом о своей жизни? Далеко не каждую проблему можно решить. Нужно уметь отпускать и начинать заново.

Тот факт, что вы не можете найти выход, не должен быть поводом для расстройства, потому что в жизни, как и в пасьянсах, не каждую проблему можно решить. Временами нам просто попадаются плохие карты. Жизнь – это не воплощение ваших ожиданий, она такая, какая есть и не зависит от них.

Когда вы упираетесь в камень, и, несмотря на все ваши усилия, ничего не получается, прекратите копать. Не стоит останавливаться только в том случае, если вы нашли нефть (если вам повезло). Нужно быть достаточно смелым, чтобы остановиться, когда поиски бесполезны. Прекратите копать. Возьмите под контроль свое эго, которое стремится решить проблему, даже когда вы попадаете в безвыходное положение. Чем больше вы углубляетесь в гранит, тем больший вред вы приносите своему оборудованию. Пытаясь пробить гранит, вы разрушаете свою жизнь.

Данное правило применимо также к управлению компаниями и личной жизни. Мне попадались компании, в которых лидеры тратили кучу денег на совершенно бесперспективные дела, потому что не желали признать их безнадежными. Они были готовы попросту выбрасывать деньги на ветер. Эта идея также может быть применима к браку.  

Но пасьянсы учат не только этому.

Раскладывая пасьянс можно прийти к моменту, когда кажется, что все возможные шаги уже исчерпаны. Вы думаете, что игра окончена. Вы застряли, но это не конец.

Сделайте перерыв, и вы сможете увидеть шаги, которые каким-то образом были незаметны вашему глазу ранее.

Что происходит?

Наш мозг, как компьютер, имеет определенный предел возможностей. Когда мы доходим до этого предела, наш мозг перестает реагировать. Когда вы смотрите на проблему после отдыха, вы видите новые возможности.

Как применить эту идею в бизнесе?

Если вы работали над определенной проблемой слишком долго и чувствуете, что ваш запас энергии исчерпан, сделайте перерыв. Вы сами убедитесь в том, что вам в голову придут новые идеи, о которых вы даже не думали ранее.

Эта идея применима к личной жизни. Сделайте перерыв. Пойдите спать даже в том случае, если у вас останется нерешенная проблема. Когда вы проснетесь утром (или посреди ночи), решение будет прямо перед вами.

Пасьянс может стать полезным, даже если непосредственное участие в игре принимаете не вы, а другой человек. Наблюдая за тем, как кто-то раскладывает пасьянс, я замечаю больше возможностей, чем человек, который играет. Подобное часто случается с игрой в шахматы.  

Посторонний наблюдатель располагает значительным преимуществом – у него больше энергии, чем у игрока, потому что он не несет ответственности за результат.   

Итак, обсуждая ситуацию, которая имеет для вас эмоциональные последствия, позвольте кому-нибудь другому руководить процессом решения проблемы. Вы не лишаетесь власти принимать решения, вы просто отступаете на несколько шагов назад и не возглавляете дискуссию. Обратите внимание на то, насколько лучше вы понимаете проблему, когда наблюдаете, а не управляете. Используя эту технику, вы можете принимать более эффективные решения.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес


Как сбросить вес и не набрать его снова

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 30 августа 2017 года.

Когда люди спрашивают меня о моем наибольшем достижении, они ожидают услышать о восемнадцати почетных докторских степенях или двадцати книгах, переведенных на двадцать шесть языков, или же о любых других достижениях, связанных с моей карьерой. А возможно, они думают, что я расскажу о своей замечательнейшей жене и детях, которыми я очень горжусь.

Но вот что я им отвечаю: «Я сбросил десять фунтов и не набрал их снова». Это и есть мое наибольшее достижение.

Они думают, что я шучу.

Но это правда.

Я называю похудание своим наибольшим достижением, потому что это было самым тяжелым из всего, что мне приходилось делать.

Годами я пытался похудеть и удержать вес. Сорок лет, если быть точным. Я перепробовал все диеты, о которых слышал, кроме таблеток для похудения, потому что боялся побочных эффектов.

Weight Watchers, Atkins, Zone – я перепробовал все это и даже диету, согласно которой нужно есть только арбуз и сыр фету целый день. Я терял вес, но затем набирал еще больше.

У меня был серьезный повод сбросить вес: высокое кровяное давление убивало мои почки, а лишний вес влияет на давление. И все же, у меня не получалось. Сорок лет проб и ошибок. Я даже писал об этом блоги. Читал об этом все, что мог найти, но безуспешно.

До настоящего времени.

Из-за того, что я был на диализе, мне пришлось придерживаться строгой диеты. Мне нужно следить за тем, что я ем, и постоянно все подсчитывать, а такое поведение мне было совершенно чуждо.

Мне необходимо детально планировать все приемы пищи. Считать сколько натрия, калия и фосфора я могу съесть. Я составляю план своего питания каждый вечер и ем исключительно то, что я запланировал, и вуаля, сработало! Я сбросил вес, потому что, подсчитывая натрий и все остальное, я также начал подсчитывать калории.

Почему это сработало? Ведь я подсчитывал калории раньше и ничего не получалось.

В этот раз так вышло не потому, что я боюсь умереть. Я испытывал этот страх ранее и все равно не придерживался диеты.

Вот чем этот раз отличается от остальных.

Чтобы быть на диете, требуется сила воли.

Сила воли – это как счет в банке. Ты его теряешь, если все используешь. Чем больше ее испытываешь, тем слабее она становится.

В моем случае с едой, сумма на счету силы воли весьма незначительна. Другими словами, у меня ее вообще нет. Я не могу отказаться от еды, которую люблю, и найду миллион оправданий, почему я непременно должен съесть то, что мне нравится, хотя это и будет плохо для моего здоровья. Какая там сила воли…

Когда я ПЛАНИРУЮ (заметьте, в этом и есть секрет удачного похудения), что буду есть ЗАВТРА, моей силе воли приходится придерживаться диеты только двадцать четыре часа. На самом деле даже двенадцать, потому что все остальное время мы спим или слишком заняты, чтобы есть.

Сдерживать себя всего ОДИН ДЕНЬ не так уж и тяжело.

Это напоминает мне одну строчку из молитвы Рейки. «Я не буду зол сегодня» или «я буду благодарен сегодня».

Быть на диете всю свою жизнь и ограничивать себя в любимой еде, заниматься спортом, жить с чувством благодарности, это уже слишком. Во всяком случае, это слишком много для «счета» моей силы воли. Не можете этого сделать? Хотя бы один день? Хорошо.

Заметьте, что нет ничего более постоянного, чем временное постоянство.

Просто держите себя в руках один день. Вот и все. Затем повторяйте это каждый день, и вы увидите, что у вас получается. Попробуйте.

Желаю вам успехов.

Рад поделиться с вами своими мыслями,

Ицхак Калдерон Адизес

 

 


Не будем прощаться, Баку

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 23 августа 2017 года.

По всей видимости, влюбляться никогда не поздно, вот я и влюбился в столицу Азербайджана. Даже более того, не только в столицу, а и в целую страну.

По улицам Баку можно гулять часами, не чувствуя скуки. Через каждые сто метров на глаза попадается здание, возле которого хочется задержаться. Старый город, история которого насчитывает более 800 лет, входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО и, чем дальше идешь, тем больше дома напоминают Венецию. Если идти еще дальше, вы увидите Париж, а через несколько метров вашему взгляду откроется захватывающий вид на современные здания. Здесь воплотила в жизнь свои самые известные проекты Заха Хадид, архитектор с мировым именем.

Через каждую пару сотен метров у вас на пути будет небольшой парк с лавочками, а через каждые пару миль – большой, где можно спокойно гулять даже ночью. Даже если вы – женщина. Уровень преступности в этой стране практически равен нулю.

Город невероятно чист. Мне ни разу не приходилось видеть на улицах Баку даже клочка бумаги, хотя смотрел я очень внимательно.

В городе много ресторанов представляющих каждую этническую группу, но больше всего мне понравилась местная кухня. Первым делом в ресторане азербайджанской кухни вам подают не хлеб, как обычно делают по всему миру, а огромную тарелку с целыми овощами. Помидоры, огурцы, перец и зеленый лук.

Затем начинается пир. Маленькие тарелки с маленькими порциями: куриные крылышки, рыба, приготовленная на гриле, а после – кебаб. Вам не приходится переедать, но вы пробуете множество блюд. На десерт подают рахат-лукум и сладкую выпечку.

Но влюбился я не только в местную архитектуру и кухню. Я влюбился в людей. Никогда в своей жизни я не был в стране, где бы люди столько улыбались и были такими дружелюбными, а я был во многих странах (в 58-и, если быть точным).

Здесь люди прикладывают максимум усилий, чтобы вы чувствовали себя комфортно. Они очень серьезно относятся к роли хозяина, принимающего гостей. Здешние официанты могут в прямом смысле этого слова бегать, вместо того, чтобы не спеша ходить.

Люди Азербайджана дружелюбны и терпимы к другим национальностям. Это мусульманская страна, здесь есть шииты и сунниты, но между ними нет агрессии или неприятия по отношении друг к другу или к другим религиозными группами, за исключением армян, с которыми у них территориальный спор, а также россиян во время борьбы за независимость. Они никогда не преследовали евреев.

Я встретил здесь еврейскую общину, которой больше двух тысяч лет. Ее представители – потомки евреев, которых изгнали жители Вавилона, это не ашкеназы и не сефарды. Это потомки людей, которые однажды произнесли столь известные слова: «Если я забуду тебя, о Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука». Верди написал о них очень воодушевленную оперу. Это евреи со времен царя Соломона.

Я встретил мусульманскую общину, члены которой не работают по субботам. Должно быть, это последователи Шабтая Цви, лжемессии, который принял мусульманство, чтобы избежать казни. То же сделали и его последователи, но продолжали тайно придерживаться еврейских традиций.

Кроме того, там жили хазары. С еврейских учебников истории я узнал, что вдоль Каспийского моря находилось государство, принявшее иудаизм. Подобное случилось в мировой истории лишь раз. Кто они? Где они сейчас?

Что ж, сейчас на месте их страны находится Азербайджан.

В Кабале, древней столице Кавказской Албании, которая конкурировала с империей хазар, в музее я нашел могилу со звездой Давида. А значит, они существовали. Экскурсовод в музее называл их фальшивыми евреями.

Есть недоказанная теория, согласно которой хазар, чья империя простиралась от гор Кавказа до Черного моря и Киева (современной Украины на севере), заставили принять мусульманство, но некоторые из них отказались и остались евреями. Сегодня их могут  называть ашкеназскими евреями.

Хазар уже давно нет, никто себя так не называет. Сегодня азербайджанцы представляют собой смесь множества этнических групп, которые жили на территории современного Азербайджана или проходили через нее. Около тридцати миллионов азербайджанцев говорят на своем родном языке. Около десяти миллионов живут в современном Азербайджане. Остальные живут в Иране, где на протяжении многих поколений они были шахами. Персидские ковры, которые известны на весь мир, начали делать именно в том регионе, где находилась большая часть азербайджанского населения.

Я был в Баку, столице Азербайджана, в июле и августе. Я переживал, что будет очень жарко. В Израиле просто невозможно находиться в эти месяцы. Температура превышает 37°C. Европа ничем не лучше, не говоря уже о странах Персидского залива. Поэтому я боялся того, что ожидало меня в Баку.

Я ошибался, погода была приятной, почти как теплой весной.

Все из-за ветра, которым меня почти сдувало. Баку называют городом ветров из-за постоянного сильного ветра, и жара там не чувствуется.

Габала, город в часе полета от Баку, – это туристическая мекка, а в летнее время настоящий рай на земле с чистым воздухом и мягкой, приятной погодой. Город окружают очень высокие горы, покрытые лесами. Зимой он превращается в горнолыжный курорт.

Отели переполнены туристами из Абу-Даби, Катара и Дубая, где летом стоит несносная жара.

Я видел арабских женщин, путешествующих в длинных черных нарядах с закрытыми лицами лишь с маленьким отверстием для глаз. Чтобы поесть, им приходится немного приподнимать ткань, класть еду в рот и опускать ее назад, как будто они вообще не существуют, полностью закрытые и беззвучные.

Это угнетающее зрелище.

Во время завтрака можно было наблюдать за столкновением цивилизаций. Женщин со стран Персидского залива, безмолвных, одетых в черные одежды, покрывающие каждый дюйм их тела, обслуживали азербайджанки, современные, красиво одетые в европейскую одежду, живые. И те и другие – мусульманки, исповедующие религию, но их поведение так отличается.

Что завораживало меня БОЛЬШЕ ВСЕГО, больше еды, архитектуры, истории или погоды, так это азербайджанские женщины. Здесь я заново открыл для себя женственность.

Здесь у молодых девушек чистые, застенчивые улыбки, которые так редко можно увидеть в наше время на Западе или на Востоке. Чистая невинность. Эту улыбку можно сравнить с улыбкой прелестного четырехлетнего ребенка. Никакой коварности, злости либо агрессии, которую можно иногда почувствовать в общении с некоторыми женщинами. Никакой настороженности или желания поспорить. Они не боятся зрительного контакта и открытых улыбок, которые согревают сердце. Я влюблялся в этих прекрасных, экзотических, любящих созданий в лифтах, когда они улыбались мне.

Похож ли Азербайджан на рай? Нет. Разница в доходах очень большая. Охранник, работающий возле жилого дома, в лучшем случае зарабатывает от шести до семи долларов в день. Секретари зарабатывают от двухсот до трехсот долларов в месяц. Так каким же образом они выживают? Каждому нужны чаевые, в том числе и государственным служащим. Это называется коррупцией, и она здесь встречается повсеместно.

Возможностей для карьерного роста здесь мало и каждый, кто может покинуть страну, уезжает.

Надеюсь, что мое будущее сотрудничество с Азербайджаном будет посвящено решению этих проблем.

Я еще вернусь.

Всего лишь делюсь своими впечатлениями.

 


Почему Иисус, Будда и Моисей?

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 19 июля 2017 года.

Есть одна социальная игра, в которой участников спрашивают, с кем бы они больше всего хотели поужинать. Они могут выбирать кого угодно. Это может быть человек, который живет сейчас или который уже давно умер, человек из любого исторического периода, человек, которым они восхищаются.

На Рождество я думал, что выбрал бы ужин с Иисусом Христом.

Почему с Иисусом? Я восхищаюсь тем, как он за свою очень короткую жизнь на земле сумел повлиять на миллиарды людей и продолжает делать это сейчас.

То же самое можно сказать и о Моисее, Будде либо Мухаммеде. К сожалению, согласно правилам игры можно выбрать только одного человека, иначе я бы выбрал их всех.

В чем секрет столь сильного влияния этих лидеров?

Мне кажется, что если бы они не существовали на самом деле, их пришлось бы придумать.

Почему?

Потому что они нужны людям.

Во времена изменений (а они происходят вот уже несколько тысяч лет и будут происходить в будущем) возникают проблемы. Люди испытывают боль и пытаются найти ответы. Они пытаются избавиться от боли и найти душевный покой. Именно это и объединяет всех основателей религий. Они пытаются донести свое послание о мире, гармонии, любви и спасении. Они отвечают на вопросы о боли и страданиях, которые нам приходится переживать.

Эти религиозные лидеры, по сути, передают нам послания о надежде, которые подобны между собой: «Если ты пойдешь за мной, ты обретешь покой и тебе гарантирована жизнь после смерти. Ты будешь счастлив».

Потребность найти способ избавиться от боли всегда приводила к тому, что человечество искало кого-то, кто мог бы стать спасителем. В этом мире все люди испытывают боль. Чем больше изменений и чем сложнее ситуация, тем больше боли мы испытываем, тем более религиозными или духовными мы становимся. Религии предлагают нам решение проблемы, которую мы не можем вынести или объяснить, разными способами.

Возможно, наше представление о религиозных лидерах отличается от того, какими они были на самом деле. Мы видели в них то, что хотели увидеть, чтобы удовлетворить свои потребности.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес

 

 


О процессе старения

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 5 июля 2017 года.

Я поддерживал контакт с клиентом, чтобы следить за продвижением плана по обеспечению кадровой преемственности, который мы с ним разработали. Он сказал, что совет почитать отца, который я дал ему ранее, сработал чрезвычайно успешно. Компания стала публичной после проведения IPO. Отец был доволен и светился от счастья, хотя IPO не принесло ему никакой персональной выгоды.

Я помню, как он рассказывал о постоянных стычках, которые возникали между ними. Его отец пытался контролировать компанию, несмотря на то, что это было невозможно, компания уже переросла его. Почему-то, неожиданно для самого себя, я сказал ему проявлять как можно больше уважения к отцу, ведь в таком возрасте ему уже не нужны деньги, ему нужно уважение.

Я на самом деле не знал, откуда мне пришла эта мысль, поэтому решил проследить за тем, как она сработает.

Все шло как по маслу, и я начал задумываться, почему?

Я сделал следующие выводы.

Стадии старения – это зеркальное отражение стадий роста в жизненном цикле.

Отправьтесь в длинное путешествие, когда ваши дети еще растут. Когда вы вернетесь, вас поразит то, как сильно они выросли. Они стали выше. Они стали другими, не так ли? Процесс изменений очень стремительный в период роста и я замечаю, что он не менее стремителен в период старения. Вы можете физически постареть за пять месяцев или пять лет. Также можно постареть и психически, вы уже не будете тем же человеком, что и пять месяцев назад. Вы будете ЧУВСТВОВАТЬ себя старше. Ваши близкие, с которыми вы не виделись несколько месяцев, также заметят это.

Обратите внимание на то, что маленьким детям нужны подгузники точно так же, как и пожилым людям. Дети не могут найти дорогу домой, как и старики. И те, и другие теряются без помощи взрослых. Заметьте, насколько они чувствительны, как легко их обидеть. Дети и старики быстро находят общий язык, как будто они относятся к одной возрастной группе.

По всей видимости, этот зеркальный эффект имеет больше влияния, чем мы думаем.

Что необходимо маленькому ребенку, когда он растет? Признательность, внимание, любовь, защита. Посмотрите, как ребенок радуется, когда у него получаются какие-то трюки. Вы хлопаете в ладоши и говорите ему, какой он замечательный.

Очевидно, старение производит тот же эффект. Пожилым людям тоже необходима признательность.

И те, и другие нуждаются в дружбе.

Вы бы смогли оставить своего маленького ребенка в школе-интернате и приезжать к нему на час где-то раз в месяц?

Ни за что на свете, правда? Но именно это мы и делаем со стариками. Мы оставляем их на каком-то “складе”, в доме престарелых в ожидании смерти и приезжаем повидать их, когда у нас получается.

Это очень грустно.

Как бы там ни было, это просто мои мысли.

Ицхак Калдерон Адизес


Когда слишком хорошо – тоже плохо

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 28 июня 2017 года.

Работая консультантом в разных странах (на сегодняшний день в пятидесяти восьми), я узнавал на собственном опыте, как культура влияет на поведение менеджеров.

Я уже писал в своем блоге о культуре России и стран, которые были под влиянием Советского Союза, а также о том, как это отразилось на их организационном поведении.

Здесь я хочу сосредоточиться на стране, о которой большинство знает немного, – на Азербайджане. Это государство омывается водами Каспийского моря и граничит с Турцией и Арменией. Когда-то Азербайджан был частью Советского Союза и обрел независимость после кровавой революции в 1991 году. Как и все постсоветские страны, Азербайджан является демократическим государством, но с сильной президентской властью и отсутствием значительной оппозиции. По всей видимости, освободиться от диктаторского прошлого тяжело. Азербайджан – преимущественно мусульманская страна, но ей чужды враждебные, агрессивные и радикальные элементы. Азербайджанцы, как правило, толерантны, за исключением отношений с Арменией (между этими странами все еще продолжаются территориальные споры).

Организационная культура Азербайджана выделяется своей бесконфликтностью или, по крайне мере, открытостью в конфликтных ситуациях. Ни в одной стране из тех, в которых мне приходилось работать, я еще не встречал культуру, в которой люди были бы такими сговорчивыми. Они редко не соглашаются на собраниях. Вы не услышите повышенных тонов или слова «нет». Когда вы спрашиваете «Как дела?», они всегда приветливы и готовы к работе. Мне не встретился ни один человек, который бы сказал что-нибудь негативное либо жаловался. На первый взгляд страна кажется идеальным местом для работы, и создается впечатление, что в ней царит атмосфера взаимопомощи.

Сравните ее с Израилем, где вы почти никогда не услышите от людей слова «Конечно!» или «Да!». Вы постоянно слышите только «Нет, я не согласен/согласна». В Израиле люди пытаются найти брешь в ваших аргументах, слабое место в ваших рассуждениях, чтобы раскритиковать не только ваши слова, но и вас как человека. Это невероятно тяжело.

Кажется, что Азербайджан с его тишиной, покоем и атмосферой поддержки был бы консалтинговым раем, не так ли?

Это заблуждение.

В такой атмосфере никогда не можешь знать наверняка, что происходит. Не знаешь, есть ли проблемы. Не знаешь, пройдет ли твое решение стадию внедрения или застрянет где-то на полпути, потому что все потенциальные барьеры были скрыты во время принятия решения.

Сравните эту ситуацию с Израилем, где обсуждать решение всегда тяжело, но ты легко можешь определить, где возникнут проблемы (пусть даже они воображаемые).

Хорошее – не всегда хорошее, а плохое – не всегда плохое. Иными словами, преувеличение хуже, чем умеренность.

Израильские талмудические конфронтации приводят к исключительным корпоративным результатам, но стоят невероятно дорого. Люди, работающие в организации, жертвуют качеством своей жизни. Азербайджанская культура мира и избегания конфронтации очень хорошо сказывается на качестве жизни сотрудников, но организационные результаты сомнительны.

Умеренность. Не слишком хорошо, и не слишком плохо. Немного хорошего и немного плохого – это, наверное, решение проблемы, будь то еда, менеджмент, брак или страна. Умеренность во всем.

Просто мои мысли,
Ицхак Калдерон Адизес