Как избежать семейной битвы с невыспавшимся супругом

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 20 апреля 2018 года.

Я назвал это преднамеренным сражением, хотя оно может легко перерасти в Мировую войну, если вы не знаете, что делать.

Недосыпание делает вас слабыми. Недосыпание делает вас легко раздражимыми, нетерпимыми и сердитыми, особенно когда ваша вторая половинка выспалась.

То, что после крепкого ночного сна выглядит, как тем, над чем можно посмеяться, после бессонной ночи кажется чем-то, за что нужно сражаться до смерти.

Если вы не спите, у вас нет энергии, а без энергии каждая маленькая неприятность кажется крупным кризисом. Кризисом, чтобы справиться с которым у вас нет энергии. Как следствие – раздражение. Отсюда – отсутствие терпимости. Отсюда – неспособность сконцентрировать внимание и тенденция к разговору на повышенных тонах.

Вот чему я научился, чтобы спасти ситуацию.

Если вы действительно устали, и у вас нет энергии, заткнитесь. Просто заткнитесь. Вы оба.

Наиболее опасным временем для такого рода конфликтов является момент, когда супруг (супруга) возвращается домой из длительной поездки, особенно из другого часового пояса, и хочет спать. Пустяковый вопрос может быстро превратиться в вопрос жизни и смерти. Поэтому просто заткнитесь.

По этой причине я советую вам не допустить, чтобы ваш отдохнувший супруг забирал вас из аэропорта после долгой дороги. К тому времени, как вы двое вернетесь домой, возможно, вы будете готовы подать на развод.

Как правило, в первый день после такой поездки, запрещено разговаривать о чем-либо.

Позвольте уставшей стороне ворчать, жаловаться и даже начать ссору. Не реагируйте. Замолчите. Делайте то, что делаете, только с закрытым ртом. Чтобы вы не говорили, чтобы защитить себя или объяснить свою позицию, это останется без внимания. Ваш уставший партнер ищет повод для ссоры. Создается впечатление, что он завидует вам, потому что вы спали, пока он усердно трудился в другом месте. На подсознательном уровне он пытается вас наказать.

Вы могли бы постелить постель, задернуть занавески и уложить мужа/жену спать. Некоторые не захотят этого делать по вполне понятной причине: если спать днем, то не сможешь спать ночью, что только затягивает боевые действия.

Пусть вторая половина чем-то занимается, но имейте ввиду, это занятие должно быть таковым, чтобы им можно было заниматься в одиночку. Например, работа в саду, мытье машины или глажка белья. Но нельзя отвечать на электронные письма; ответы будут агрессивными и враждебными.

Я обнаружил, что поход в спортзал и обильное потоотделение помогает. Когда я восстанавливаюсь после смены часовых поясов, я сильно потею ночью. Видимо, так адаптируется тело, поэтому помогайте своему телу, занимаясь тренировками. Я не знаю, по какой причине, но потеть в саунах или парилках – не в счет.

Секс – еще один способ, чтобы вспотеть, но будьте осторожны, не ждите длительной прелюдии. По всей вероятности, все будет очень быстро. Человек, который не спал, раздражителен, его энергия истощилась, и это отразится на сексе. Пусть так, но только в подобных случаях – не допускайте, чтобы такая ситуация стала нормой для ваших любовных встреч.

Я наблюдаю и учусь. Если у меня появятся новые инсайты, я поделюсь ими с вами в своих следующих заметках в блоге.

Удачи,

Ицхак Калдерон Адизес


Совет директоров на протяжении жизненного цикла

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 27 апреля 2018 года.

Я не буду рассказывать о жизненном цикле организации. Предполагаю, что большинство моих читателей знает об этой концепции. Для тех, кто не знает, пожалуйста, прочтите «Управление жизненным циклом корпораций».

В период Ухаживания совет директоров, который принимает решения, контролирует и осуществляет руководство, является ненужным. В нем нет необходимости. В действительности, наоборот: его существование может повлечь за собой негативные последствия для организации.

На этапе Ухаживания потенциальный основатель мечтает. Такой орган, как совет директоров, будет критиковать его мечты и указывать, что делать. Это задушит мечты. Потенциальному основателю нужна поддерживающая его консультативная группа, а не та, которая наделена полномочиями. Нужен кто-то, кто пробудит его от эйфории создания чего-то нового. Необходимо, чтобы этот сигнал к пробуждению был сопряжен с любовью и поддержкой, а не с полномочиями накладывать вето или одобрять.

В Младенчестве существует необходимость в таком совете директоров, который является переходным между консультативной группой и советом, который контролирует. Совет директоров должен иметь характеристики и того, и другого. В него должны входить люди, который разделяют видение основателя и поддерживают его как морально, так и финансово. Но на этом этапе жизненного цикла совет директоров также должен иметь полномочия принимать решения. Совсем неудивительно видеть в совете директоров стартапов супругов, друзей, соседей и т.д., людей, которые могут не обладать властью или правом отдавать распоряжения.

На этапе Давай-Давай необходимы серьезные изменения в роли совета директоров и его членов. В период Давай-Давай у основателя перехватывает дыхание: он радуется успехам, развивает компанию одновременно в разных направлениях и игнорирует риски, связанные с таким ростом. На этапе Давай-Давай требуется внешний совет директоров, а не тот, который состоит из друзей и членов семьи, которые не посмели бы критиковать основателя.

Я рекомендую, чтобы совет директоров на 50% состоял из друзей и родственников, людей, которые представляют интересы основателя. Остальные 50% должны быть людьми извне, теми, кто знает технологии, рынок, экономическую ситуацию, и, соответственно, могут держать под контролем основателя, могут оградить его от захватывающих, но рискованных приключений.

Мне нравится, когда на этапе Давай-Давай в совете директоров есть банкир или адвокат. Они не склонны к риску, что требуется для создания противовеса амбициозному основателю.

На этапе Юности нужны интеграторы. Много лет назад, когда я консультировал Domino’s Pizza, в их совете директоров был знаменитый американский футбольный тренер. Он был им необходим, чтобы сгладить напряженные отношения, которые обычно проявляются в период Юности, чтобы интегрировать и поддерживать духовное равновесие. Преподобный, духовный лидер не должен включаться в совет директоров неожиданно.

В Расцвете представители основателя должны быть профессионалами. Больше не существует супругов, друзей или соседей. Членами совета директоров должны быть профессионалы, которые знают рынок, экономику и технологию.

После Расцвета, когда организация стареет, я бы не включал в совет директоров адвокатов и банкиров. Им можно предложить выносить рекомендации, но они не должны иметь право голоса. Почему? Потому что, исходя из своей профессии, они не склонны к риску. После Расцвета компания начинает стареть и избегает рисков. Банкиры и юристы усиливают эту нежелательную тенденцию.

На этапах после Расцвета в совет директоров вместо банкиров я включал бы деятелей культуры. Они мыслят нестандартно. Они обеспечивают жизнеспособность, что требуется стареющей компании.

После этапа Аристократизма у компании проявляются финансовые трудности. Настало время пригласить в совет директоров адвокатов и банкиров, чтобы попытаться предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации.

Просто делюсь своим опытом,

Ицхак Калдерон Адизес


Почему Шаббат?

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 6 апреля 2018 года.

Я родился в мирской семье. Никогда не знал никаких молитв. Я не знал никаких обрядов иудейской религии. Но я был заинтересован и готов сделать все возможное, чтобы присоединиться к своему «племени», где бы они ни находились.
Сегодня я размышлял о Субботе, о пятничном вечернем ужине, о молитве перед едой. Я сделал некоторые выводы, с которыми хочу с вами поделиться.

В чем суть молитвы? Что такое Шаббат?
Речь идет о том, чтобы выразить благодарность, найти время, чтобы интегрировать и показать нашу любовь друг к другу и миру.
Всю неделю мы работаем. Мы боремся. У нас конфликты. Но на один день, на один день мы останавливаемся. Мы выражаем благодарность Богу и друг другу. И мы интегрируем
себя, семью и общество.

В Шаббат мы интегрируем себя в первую очередь, переставая работать. Мы находим
время, чтобы размышлять, быть внимательным. Мы не садимся за руль, а это значит, что мы остаемся дома с семьей. Мы не готовим, поэтому хозяйка дома тоже может отдыхать и становиться частью одного целого.
Именно этот отдых отличает нас от всех остальных живых существ. Деревья не отличают один день от другого. Животные тоже. Мы делаем это. Это делает нас людьми.
Люди отдают себе отчет. Они могут отличать мирское и святое. Путем самодисциплины. Мы благодарим Господа за то, что он сделал нас не такими, как животные, сделал нас
людьми.

Пятничная вечерняя молитва – это благодарность Богу за то, что он, как хороший лидер, показал нам, что делать на своем примере: Бог создал мир за шесть дней, а на седьмой отдыхал. Бог могущественный. Нужно ли ему отдыхать? Он подал нам личный пример, чтобы мы ему следовали. Он предложил нам отдохнуть.
Если вы анализируете молитву, что она на самом деле передает в самых разных формах? Благодарность.

Мы благодарим Бога за то, что он нам показал путь, как быть человеком. Мы благодарим Бога за сотворение того, что дает нам хлеб, что кормит нас. За то, что освободил нас от рабства в Египте, за то, что сделал нас свободными людьми. Молитва в конце трапезы полна благодарности Богу за то, что он кормит не только нас, но и всех людей в мире, не ожидая ничего взамен.

Но в этой молитве не только демонстрация благодарности. Благодарность сопровождается ритуалом интеграции. Мы благословляем бокал вина, и все за столом разделяют вино. Мы делимся. Глава стола отрезает кусочки особенного хлеба (хала, субботний хлеб) и делится им со всеми людьми за столом.

Итак, суббота – это не просто отдых. Это – день интеграции и выражения благодарности. В пятницу вечером вся семья собирается вокруг стола. Прежде всего, отец поет песню, в которой восхваляет свою жену перед всей семьей. Существуют два слова, которые описывают ее достоинства – «ezer ke neged» – что означает «поможет вопреки».
Это немного странно. Чем она может помочь, если она против? Хорошо, подумайте об этом. Вы понимаете, что когда вы опираетесь на что-то, это работает против вас. Если бы вы не отодвинулись, вы бы упали. Ее совет и ее мудрая поддержка могут быть опорой после. Так, мы слушаем жену. Мы ее уважаем. Мы выражаем ей признательность. Мы высоко ее ценим.

По сефардской традиции отец говорит «Bendichas manos», что означает «Благословенны руки, которые приготовили нашу еду». Мать отвечает «Bendichas bokas», что означает «Благословенны уста, которые будут ее есть».
Что вы слышите? Снова и снова благодарность. Признательность. Уважение. Отец и мать обходят стол, кладут руки на головы на каждого из своих детей и благословляют их. Согласно сефардской традиции дети, независимо от своего возраста, целуют руку своего отца, которая их кормила. Затем он подходит к своей жене и целует ее.
Вы видите уважение? Выражение любви? Интеграцию?

Если вы пойдете в синагогу в пятницу вечером и послушаете молитвы, вы услышите, что все они имеют общий знаменатель: благодарность. В них выражается благодарность Богу за то, что он сохраняет нам здоровье, исцеляет больных, освобождает заключенных, освобождает нас от рабства. После молитв люди обнимают друг друга, пожимают друг другу руки и говорят «Шаббат Шалом».
«Shalom» происходит от слова «shalem», что значит «целый». Что означает «целый», если не полную интеграцию? Слово «shalom» означает мир, и не существует мира, если вы не интегрированы. «Мир» означает никакой войны. Больше никаких ссор. Больше никаких конфликтов. Мир.

В субботу вся семья идет в синагогу. Вы можете видеть, как отец не едет, а идет в синагогу, держа за руку своих детей. В синагоге все общество становится одним целым – интегрируется.

Поскольку каждый ходит в дом молитвы в субботу, еврейский народ часто живет рядом со своей синагогой. Для меня это укрепление общины. Они знают друг друга, они благословляют друг друга.

Ахад Хаам, еврейский писатель, сказал: «Нечто большее, чем евреи сохранили Шаббат. Шаббат сохранил евреев. Суббота объединила еврейский народ, интегрировала его. День, чтобы выразить благодарность, интегрировать и показать любовь – это все, что необходимо для мира. Что еще мы можем желать?

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес


Социализм vs. Капитализм

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 30 марта 2018 года.

С тех пор, как я хожу на диализ, я сижу продолжительное время, прикованный к аппарату, и смотрю телевизор. Я заметил существенную разницу в телевизионных программах социалистических и капиталистических стран.

То же самое относится к фильмам, газетным статьям и деловым образовательным программам.

Капиталистические страны все еще придерживаются идеи Адама Смита о том, что если каждый позаботится о своих интересах, тем или иным образом невидимая рука рынка сотворит чудо, а общественные интересы будут оптимизированы.

Этот тезис узаконил конкуренцию и взаимоотношения между соперниками. Вы делаете свое дело и не беспокоитесь о социальном благополучии. О конкурентном характере рынка позаботятся.

Вследствие этой системы ценностей в фильмах показывается, как в нашем поведении личные цели преобладают над общественными, и как проявляется жажда наживы. Телевидение показывает программы, в которых люди избивают друг друга на сцене, которая выглядит, как клетка. Враждебные отношения повсюду.

Преследование своих личных интересов в первую очередь, превалирование личных интересов над интересами других, проникает в отношения. В семьях это приводит к разводам. В бизнесе внутренняя дезинтеграция компаний не позволяет им быть такими эффективными, какими они способны быть.

Благотворительность и общественные начинания относятся к категории «хорошего», а не к категории «необходимости». Чтобы достичь успеха в капиталистической системе, необходимо быть самовлюбленным и конкурентоспособным.

В коммунистических странах напротив: фильмы о приношении жертв во имя общественного блага. О любви к своей стране, жертвовании собой ради всеобщего блага. В газетах постоянно мелькают истории о таких героях.

По моему мнению, нет ни капли сомнения в том, что коммунисты ведут пропаганду в своих медиа, в то время как капиталисты демонстрируют реальность. Коммунизм, также как и фашизм, фокусируются на том, ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ, в то время как в капитализме мы ориентируемся на то, ЧТО ЕСТЬ.

Я предпочитаю пропаганду. Этого не делают в капиталистическом обществе, потому что пропаганда не продает так же хорошо, как плохие новости. Сколько людей будут наблюдать за тем, как строятся новые здания, а сколько за тем, как здания разрушаются?

Дезинтеграция будоражит. Она продает. В краткосрочной перспективе интеграция невыгодна. Ее трудно достичь, и это занимает много времени.

В Америке наблюдается тенденция: она становится все более социалистической, ее полная ориентация на капитализм меняется. Трамп – это временный рецидив. Социалистическая тенденция началась, когда Джон Фицджеральд Кеннеди промолвил свою инаугурационную речь. Он сказал: «Не спрашивай, что страна может для тебя сделать. Спроси, что ты можешь сделать для страны”.

Берни Сандерс в полной мере поддерживает эту тенденцию. Он даже называет себя социалистом. Обаму обвинили в том, что он социалист,  и, да, по моей оценке его действий, он заботился об общественных интересах даже ценой личных или общих потребностей.

Итак, что будет дальше?

Социалистический тренд будет продолжаться. Это становится неизбежным. Грубый капитализм, который не знает границ, мертв в мире высоких общественных интересов. Они слишком трудные для невидимой руки рынка, чтобы с ними справиться. Правительство с социалистической политикой является неизбежной.

У социализма и коммунизма есть свои недостатки. Отсутствие конкуренции – это причина неэффективности. Отсутствие гибкости и инноваций приводит к застою. Для меня ответ находится где-то посредине. Взять лучшее из социализма и капитализма. Ответ для меня – это рыночная экономика с социальной ответственностью в искусстве, образовании и принятии экономических решений.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес


Быть жидом vs. быть евреем

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 16 марта 2018 года.

По тем или иным причинам мне не нравится быть «жидом» или называться «жидом». Выражение «жид» заставляет меня мучиться. По моему мнению, в нем есть подтекст: быть гадким, эксплуататорским, несправедливым, коррумпированным, тем, кто очень любит деньги, тем, кто бесконечно спорит и кричат.

Антисемитская пропаганда почему-то проникла в мое самосознание, и я не могу от нее избавиться. Мне не нравится, когда меня называют «жид».

Быть «евреем» – это другое. Так, я горжусь тем, кто я и к какому народу я принадлежу. Я по-настоящему горжусь тем, что я еврей, и счастлив, что я родился евреем.

Мое творческое мышление не просто мне принадлежит. Оно в моих генах. Оно является результатом накопления многими поколениями. Никогда не спрашивать и думать. Я это унаследовал. Я стою высоко на плечах у своих предков.

Да, это раса. И я принадлежу к той расе, которая сохранила свою чистоту на протяжении тысячелетий.

Мы выживали более двух тысяч лет. Нас вывозили из страны и разбрасывали по всему миру. Мы подвергались преследованиям. Нас продавали, как рабов, сжигали и убивали, но мы до сих пор не отказались от своей принадлежности и религии. У кого еще такой послужной список за всю историю человечества?

Я могу найти следы моей семьи вплоть до 1942 года, когда нас выслали из Испании. Мои друзья даже нашли в Испании герб семьи Кальдерон.

У меня глубокие корни. Я могу говорить на ладино, языке, на котором мои предки разговаривали в Испании 500 лет назад.

Евреев всего 12 миллионов. Крошечная часть населения в мире. Это население какого-нибудь города среднего размера в Китае. Вот и все. Но взгляните, что мы привнесли в мир искусства, науки, литературы, философии и т.д.

Мы всегда стремимся прилагать максимум усилий. Мы никогда не принимаем ничего, как нечто само собой разумеющееся. Тиккун олам, как цель усовершенствовать мир, наш государственный флаг. Мы всегда ищем то, что необходимо улучшить. И мы работаем над этим, даже если это будет стоить нам жизни. Кто первым пошел на юг, чтобы начать движение за гражданские права? Три еврейских ребенка.

Мы даже отворачиваемся от самих себя, если чувствуем, что несправедливы. Кто является лидерами движения за бойкот израильских продуктов, которые производят в «оккупированных» районах Израиля? Опять евреи. Мы являемся лидерами, потому что стремимся совершенствовать то, во что мы вовлечены. Мы боремся, спорим и никогда не сдаемся. Мы привержены установлению истины, даже если это саморазрушительно. Посмотрите, сколько евреев ПРОТИВ Израиля.

Люди не любят нас за это. Так мы становимся отвергнутыми и преследуемыми евреями. Мы слишком любим соревноваться. Когда я читаю лекции, я знаю, кто еврей. Это человек, который бросает мне вызов. Кто первым отвечает на мой вопрос. Кто выражает свое несогласие со мной прежде, чем я успеваю представить все свои доводы.

Естественно, это возмущает других участников группы.

И мы выставляем напоказ наше богатство. И ведем себя так, как будто владеем миром. Посмотрите, как еврей заходит в ресторан. Вот это делает нас евреями.

Ах, если бы я мог быть евреем, а не ЖИДОМ.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес


Управлять семьей, как бизнесом

Этот пост был опубликован 9 марта 2018 года.

В странах, в которых я работал (их пока 58), я заметил одну закономерность. Эта закономерность не зависит от культуры. В каждой семье один из супругов, муж или жена, контролирует расходы, а другой тратит деньги свободно.

Это становится источником множества конфликтов в браке. Если муж транжирит деньги, жена не чувствует себя в безопасности. Если жена тратит слишком много денег, муж чувствует себя ходячим кошельком, которого эксплуатируют и от которого ожидают, что он принесет столько денег, сколько она может потратить. Как сказал Далай Лама: «Кто богат? Кто может заработать на 100 долларов больше, чем может потратить его жена».

Этот денежный конфликт может привести к разводу или браку, отношения в котором остыли, с бесконечными спорами, взаимными обвинениями и обидами.

Что же делать?

Этот конфликт касается не только брака. Это регулярно происходит в корпорациях. Менеджер по маркетингу просит все больше и больше денег, обещая золотые горы, если компания будет инвестировать в маркетинг. В то же время финансовый директор, в руках которого кошелек компании, предупреждает об опасности, если расходы не контролируются.

Как тогда так выходит, что в компаниях нет «развода»?

Потому что есть генеральный директор, чья работа заключается в том, чтобы выслушать обе стороны и принять решение. СЕО в некотором смысле управляет негодованием сторон и обращает их разочарование на себя.

Это напоминает мне отношения родителей с детьми. Когда деть дерутся из-за чего-то, именно родитель решает, что делать, и останавливает ссору. Нет ничего необычного в том, что дети в какой-то момент говорят родителю «Я тебя ненавижу». Родитель поглощает гнев детей, который они чувствуют друг к другу.

Родитель, который боится, что детей расстроит его решение, не способен выполнять свою родительскую роль. То же самое справедливо по отношению к генеральному директору.

Но кто этот СЕО или родитель, который будет поглощать или перенаправлять чувство гнева супругов друг к другу во время принятия решения о том, как тратить деньги?

В традиционных семьях в развивающихся странах это дед. Его решение является окончательным, и нет способа это решение обжаловать. В современных семьях эта структура нескольких поколений исчезла. В современном браке супруги сами по себе или же должны идти к психотерапевту. Но психотерапевт ничего не решает и не обладает высшими полномочиями. Так, партнеры могут продолжать испытывать гнев по отношению друг к другу. В современной семье некому поглощать гнев.

Что необходимо, так это то, что есть в Сербии – кум. Кум – это тот, человек, которого выбирает пара, когда женится.

Кум – хранитель очага, который символизирует теплоту и воссоединение семьи.

Если провести аналогию с обычаями на Западе, то кум подобен шаферу или подружке невесты. Однако в Сербии это предполагает не только честь быть рядом с женихом и невестой, когда те дают обеты друг другу. Это связано с серьезной ответственностью. Это человек, которого пара выбирает, чтобы тот разрешал их разногласия. Если пара разводится, согласно сербской традиции считается, что кум потерпел неудачу в своей роли.

Я предполагаю, что необходимость в куме существует не только в Сербии. Каждая пара должна выбрать самого верного друга, который будет за них принимать решения, когда они не смогут прийти к согласию. Как СЕО или родитель. Кум – это не родитель или посредник. Он или она не старается убедить супругов в том, что им делать; в этом случае он или она не поглотит гнев. Чтобы впитать гнев, перенаправить его от пары, он должен быть судьей. Выслушать супругов и принять решение. После чего это решение не должно подлежать обжалованию. Как в случае с СЕО или родителем.

Я очень хорошо понимаю, что с тем, что я здесь предлагаю, не согласятся. Пара не будет жертвовать своей свободой, чтобы кто-то за нее принимал решение. Это неприемлемо в западном обществе – на самом деле в современном обществе. В современном обществе свобода является движущей силой, даже если она ведет к разводу.

Хорошо, тогда придется сделать выбор.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес

 

Читайте «Союз непохожих» доктора Адизеса.


Еще раз о Трампе

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 17 января 2018 года.

Чем больше я читаю или слежу за новостями по телевизору о нем, тем больше я убеждаюсь в том, что он – реклама с билборда (не с плаката, а с билборда) личности Е-типа. Он прямо из моей книги «Развитие лидеров» (есть на Amazon).

Он никогда не бывает один. Его всегда окружают зрители. Он нуждается в толпе поклонников. Вот почему его предвыборная агитация – целое событие. Время от времени ему нужна порция восхищения.

На встречах большую часть времени он не слушает, а говорит. И, зная этот тип личности, он действительно верит в то, что говорит или обещает. Он настоящий. Он по-настоящему верит в то, что он МОЖЕТ сделать Америку снова великой. Он в этом убежден. Он искренне верит, что сделает это быстро. Без каких-либо проблем. Когда в процессе реализации появляются проблемы, для него ничего не значат его обещания, возможно, они являются нереалистичными. Нет, он ищет козла отпущения. Того, кто испортил его планы. Тот, кто тормозит сотрудничество или саботирует его, и есть причина его неудачи.

Е-типу свойственна паранойя. Он всегда должен иметь врага, который является причиной того, что его мечты не воплощаются в реальность. Представители Е-типа сами редко когда бывают правы, но никогда не сомневаются в своей правоте. Точка. Другие люди виновны в том, что обещания нельзя осуществить.

В моих предыдущих постах, в которых я писал о Трампе, я спрогнозировал, что ему могут объявить импичмент, потому что он не может удержаться от того, чтобы не нарушить границы, порядки и даже законы. Он бросит вызов всем нормам и таким образом нарушит американскую конституцию и будет отстранен от должности.

И это уже происходит. Ходят слухи, что если его признают виновным в сговоре с русскими, то это может быть основанием для импичмента.

Даже если в этот раз он минует расследование по этому делу, будут и другие «скандалы». Он продолжит делать вызовы нормам и, тем самым, будет подвергать себя опасности быть отторгнутым.

Я поддерживаю его многие планы насчет того, что нужно Америке. Я согласен с тем, что делать и ПОЧЕМУ это необходимо (не со всем, но со многим). Он потерпит неудачу не из-за того, что он хочет сделать или почему, а из-за того, КАК он собирается это реализовывать. Он не знает, как управлять демократической системой. Он знает, как отдавать приказы и управлять предпринимательской, контролируемой организацией, но это не Америка.

Есть несколько анекдотов, которые уместны на предмет понимания Трампа. Вот они:

Молодая девушка выходит замуж за исполнительного директора. Очень, очень успешного.

После года замужества она приходит к матери и говорит, что подаст на развод.

«Почему? – спрашивает ее мама. – Он такой успешный, красивый и богатый. В чем дело?

Что ж, мама, каждую ночь, он сидит рядом со мной в постели и рассказывает, какой великолепный у нас секс. Он описывает его и в восторге от этого, но ничего не делает, чтобы это произошло».

Вот еще один анекдот.

Политик приходит домой. Он очень взволнован.

– Мы выиграли. Меня избрали.

– Ты не лжешь? – восклицает его жена.

– Больше нет необходимости это делать. Меня сегодня избрали.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес


Интервью с Джимом Морганом – бывшим генеральным директором «Applied Material Inc»

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 29 ноября 2017 года.

Доктор Адизес: Джим, вы написали и опубликовали книгу «Прикладная мудрость» (Applied Wisdom 2), в которой вы подвели итог своей тридцатилетней управленческой работы на посту генерального директора и председателя совета директоров. Компания «Applied Material» выросла из маленькой организации с доходом 17 миллионов долларов на момент вашего прихода. Когда вы уходили на пенсию, доход компании составлял 10 миллиардов долларов. В эту книгу вы вложили тридцатилетний опыт. Для чего вы написали эту книгу? Чтобы ее написать, требуется время и силы.

Джим Морган: Моя первая цель была написать что-нибудь для своих внуков, чтобы они знали, где я провел свою сознательную жизнь. Но когда я написал первый черновик, я понял, что из моего опыта руководства компанией было достаточно «прикладной мудрости», которая могла быть полезной людям, которые проходят курсы по обучению управленческим навыкам, людям, у которых нет тридцатилетнего опыта. Итак, моя цель написания этой книги – чтобы будущие лидеры переняли мой опыт, и для того, чтобы она была написана настолько хорошо, чтобы даже мои внуки могли ее читать и получать от этого удовольствие.

Доктор Адизес: В период, когда вы выполняли свои обязанности, доход компании вырос с 10 до 17 миллиардов долларов. Какие причины такого успешного роста? Чему вы приписываете этот успех?

Джим Морган: Мы сосредоточились на инновациях, новых продуктах, которые отвечали бы глобальным потребностям наши клиентов и одними из первых пришли бы на рынки таких стран, как Япония, Тайвань, Корея или Китай. Мы привлекали очень способных людей, таких как Дэн Майдан, который в итоге стал президентом компании. Три основных фактора: великие люди, новые рынки и новые продукты.

Доктор Адизес: Новые продукты, новые рыки и даже найм превосходных новых людей – все это не случается само собой. Почему это произошло в Applied Material?

Джим Морган: Культура компании была близка к клиенту. Очень близка. Так, мы всегда знали, какие у клиентов существуют потребности, и мы упорно работали, чтобы их удовлетворить. Таким образом, новые рынки. Таким образом, новые клиенты. И это значило, что мы знали, какие люди нам нужны, с каким потенциалом.

Доктор Адизес: Будучи вашим консультантом в течении 20 лет, я могу рассказать вам, почему вы смогли привлечь хороших людей и почему вы находились близко к клиенту. Так, вы были способны внедрить то, чего хотел рынок. Этого может не быть в вашей книге, потому что трудно увидеть картину, когда вы находитесь на картине.

Джим Морган: Да, расскажите мне.

Доктор Адизес: Это ваш стиль, Джим. Вы позволили людям свободно думать и руководить. Вы дали людям пространство. Компания не была построена по принципу «сверху – вниз».  Напротив – «снизу – вверх». Клиенты выступали движущей силой продавцов, которые в свою очередь управляли отделом научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, который управлял производством. Дэн Майдан был таким же: очень открытым. И этот климат открытости привлекал новаторских и предприимчивых людей. Кроме того, при моем участии мы ежегодно реструктурировали компанию по мере ее роста, чтобы осуществить децентрализацию и сделать ее устойчивой. Так оно и вышло. Таким образом, хорошие люди пришли и остались. Таким образом, близость к клиентам. Таким образом, инновация. Таким образом, успех.

Джим Морган: Да, мы настаивали на децентрализации. В книге, которую я написал, есть раздел о делегировании и децентрализации.

Доктор Адизес: Каким было худшее ваше решение?

Джим Морган: Ввязался в бизнес по торговле чипами.

Доктор Адизес: Что случилось?

Джим Морган: У компании был хороший продукт, когда мы его купили. Но ему не удалось увенчаться успехом в последующих продуктах. И он никогда не стал первым в своей отрасли.

Доктор Адизес: Почему это подразделение потерпело неудачу с новыми продуктами?

Джим Морган: Они не были близки к рынку, как и все остальные компании. Они находились в Англии, и наша культура не передавалась им.

Доктор Адизес: Адизес был с вами весь путь. В течении двадцати с лишним лет. Что Адизес сделал для вас или для компании, за которую он стоял?

Джим Морган: Адизес сыграл важную роль в управлении непрерывной децентрализацией компании, постоянно работая над реструктуризацией. И Адизес знал, как обращаться с разными культурами и научить руководителей из разных стран, как слушать друг друга и работать в команде. Applied Material была похожа на Объединение Объединённых Наций, если посмотреть на топ-менеджмент: индиец, иранец, израильтянин, аргентинец и т.д. Вы помогли объединить их и научили работать вместе, несмотря на их разное культурное происхождение.

Кроме того, вы научили нас проводить изменения без потери согласованности. Чтобы изменить культуру, вам нужно изменить структуры и процесс, который изменит людей и, в конечном итоге, культуру.

Доктор Адизес: Рост дохода с 17 миллионов до 10 миллиардов долларов США благодаря постоянной реорганизации и реструктуризации означает много изменений. Как вы, как генеральный директор, вели себя с теми, кто противился изменениям? Мы с вами знаем, кто они.

Джим Морган: Лучше не вмешиваться в политику компании. Всегда следовать тому, что является стратегически и функционально правильным для компании в долгосрочной перспективе и уходить от политики. Мы разработали культуру, которая включена в «Прикладную мудрость»: плохие новости – хорошие новости….., если вы что-то делаете!! Мы с Дэном не могли вспомнить момент, когда плохие новости дошли до Совета Директоров, Уол Стрит или прессы, о которых мы бы не знали.

Ицхак Адизес: У вас был очень хороший Совет директоров. Какие ваши рекомендации по созданию Совета и управлению им?

Джим Морган: В правлении мне нужны компетентные люди с разнообразными знаниями и стилями. У нас были управляющие фондами, люди, которые работали в промышленности, профессионалы – бухгалтера и т.д. И я всегда работал над тем, чтобы для них не были сюрпризом проблемы компании, а они были в полной мере осведомлены о делах организации. Члены правления должны помогать думать о решениях проблем, а не просто приветствовать генерального директора.

Доктор Адизес: Вы ушли на пенсию….

Джим Морган: В 65 лет я ушел с поста генерального директора после того, как мы наняли Майка Сплинтера из Intel. У него было 10 лет, пока он не ушел на пенсию. Это были непростые 10 лет, потому что вся индустрия переживала спад. Но он продолжал работать. Сегодня под руководством генерального директора Гэри Дикерсона компания стоимостью 15 миллиардов долларов бьет новые рекорды и отмечает 50-летие глобальным инновациям.

Доктор Адизес: Спасибо, Джим. Было приятно работать с вами и было приятно читать вашу книгу. Я уверен, что будущие читатели найдут ее увлекательной.

Джим Морган: Рад пообщаться, Ичак. Заезжайте ко мне в Силиконовую Долину.

 

 

1) Applied Material (AMAT) является ведущей компанией в мире по производству оборудования для изготовления пластин. Эти пластины производят чипы, которые управляют компьютерами. Подпись AMAT: «Информационная магистраль начинается здесь». AMAT уже более двадцати лет является клиентом методологии Адизеса, начиная с того момента, когда компания осуществила продажи на сумму 400 миллионов долларов, и до того, как в совете директоров появился новый генеральный директор. На тот момент доход составлял 10 миллиардов долларов.

2) Джим Морган, J.C., Hamilton, J. O. (2016). Прикладная мудрость: плохие новости – это хорошие новости и другие идеи, которые могут помочь любому стать лучшим менеджером. Лос-Альтос, Калифорния: Издание Чандлера Джордана.


Массовое убийство в Лас-Вегасе

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 4 октября 2017 года.

Я собирался написать пост о том, стоит ли ставать на колени, когда играет гимн Соединенных Штатов. Этой теме придется подождать до следующей недели. Произошедшее в Лас-Вегасе огорчило меня настолько, что я должен отреагировать сейчас.

Я слушаю новости, читаю газеты, а многие просто молятся.

Я прошу, чтобы они перестали молиться. Ведь это выглядит так, как будто мы что-то делаем, когда в реальности МЫ не делаем ничего. Просто перекладываем ответственность на Бога. Мы молимся и надеемся, что Бог что-то сделает.

МЫ, да, МЫ, не только Бог, должны что-то делать. Соединенные Штаты кажутся мне слишком толерантными. Слишком демократичными. Слишком цивилизованными. Мы реагируем на возмутительные действия молитвой. В менее развитой, менее цивилизованной стране люди бы вышли на улицы, подняли бунт. Против кого? Против конгрессменов или сенаторов, против любых политиков, которые поддерживают НСА.

Я только что слушал речь Обамы на Facebook. Он сказал, что не смог склонить Конгресс к законному исследованию насилия с применением оружия, которое он хотел провести. Они не хотели запрещать автоматические винтовки на уровне закона.

НСА использует демократический процесс, чтобы максимально продвигать свои интересы.

Так где же негодование? Почему никто не идет к домам тех политиков, которые голосовали вместе с НСА и не устраивает голодных протестов? Почему мы не даем им понять, что нам надоело, и мы устали уступать тем, кто позволяет убивать невинных людей. Сколько еще должно умереть, погибнуть от пуль, чтобы мы восстали и проголосовали за запрет оружия?

Люди хотят иметь оружие для рекреационных целей? Тогда, чтобы получить винтовку, они должны стать членами стрелковых клубов. К тому же, эта винтовка должна быть пригодной только для спортивной стрельбы либо охоты, не более.

Почему мы настолько оцепеневшие, когда происходят подобные массовые убийства? Почему я не вижу негодования?

Когда я приехал в эту страну, я был в машине и слушал радио. Музыка прервалась, и объявили, что в Скопье, городе, где я родился, произошло землетрясение. Тысячи погибли. И сразу после этой новости включили рекламу зубной пасты. Я не знал что делать: плакать или задыхаться от ужаса. Где уважение к погибшим? Это не очередная новость, это люди, которые погибли…

Я консультировал телевизионные сети. Существует целая наука, посвященная размещению рекламы. Выбираются те моменты, когда внимание зрителя заострено. То есть, когда кто-то умер или находится в опасности.

Я утверждаю, что мы не чувствуем горя других. Телевиденье, СМИ не повышают нашу осведомленность. Наоборот, они используют катастрофы, чтобы продать больше рекламы. Заработать больше денег.

Я не молюсь, я кричу.

Ицхак Калдерон Адизес

 


Трамп: назад на полной скорости?

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 13 сентября 2017 года.

В целом, общество прошло путь от кочевого образа жизни к земледелию, после к индустриализму, а затем к постиндустриализму или информационной эпохе.

Что бы вы сказали, если бы лидер Англии начал протестовать против ее индустриализации и захотел вернуться назад к стадии сельскохозяйственного общества?

Некоторые пытались это сделать, но у них ничего не получилось.

Мне кажется, что Трамп пытается сделать что-то похожее, возвращая производство в США.

Я считаю, что Соединенные Штаты продвинулись гораздо дальше индустриального общества. Они находятся на постиндустриальной стадии. Этому свидетельствует укрепление роли услуг в ВНП. Производство перешло в страны с дешевой рабочей силой. Наш труд обходится дороже, мы высококвалифицированные работники. Кто захочет делать то, что могут сделать иммигранты (легальные или нелегальные) либо люди без образования? Они обеспечивают физическую силу, необходимую для производства. Коренные американцы, получившие образование (а мы стремимся к этому постоянно) работают в сфере услуг, будь то финансы, здравоохранение или
образование, либо в сфере информационных технологий.

Посмотрите на университеты. Кто учится на инженерных факультетах, кто изучает естественные науки? Дети с Азии. А что же изучают американские дети? Музыку, искусство, гендерные вопросы, экологию…

Америка уже прошла индустриальную стадию развития. Трамп пытается вернуть производство в США и в то же время остановить или ограничить иммиграцию. Кто будет работать на производстве? Каким образом это повлияет на цену труда и на цену готового продукта? Эти изменения незначительно снизят уровень рентабельности или сделают нас вообще неконкурентоспособными?

Мне вспоминается поездка с Сан-Диего в Лос-Анджелес по тихоокеанскому побережью. Именно здесь мне удалось заметить прогресс цивилизации. Сначала я увидел сельскохозяйственные угодья, затем дымари, а после заехал в Лагуна-Бич.

Лагуна-Бич – это место для людей, которые пишут, сочиняют музыку и рисуют. Это
прекрасная творческая община. Люди живут здесь скромно, никакой показной роскоши. Их внимание сосредоточено не на материальных целях, а на самореализации.

Именно это и необходимо Америке для продвижения вперед. Нам нужно изменить наши цели. Нам следует заняться измерением качества жизни, а не ее стандартов.

Проблема безработицы должна решиться не производством, а разделением одного рабочего места между несколькими людьми. Работайте меньше и больше наслаждайтесь жизнью.
Нам необходимо ставить перед собой другие цели и по-другому измерять успех. Не стоит идти назад. Давайте двигаться вперед.

Просто мои мысли,
Ицхак Калдерон Адизес