Раскладывая пасьянс

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 6 сентября 2017 года.

Вы когда-нибудь раскладывали пасьянс?

Если нет, попробуйте, и вы усвоите важный урок о менеджменте и жизни в целом. Это упражнение принесет вам особую пользу, если вы представитель стиля Е.

Начинается эта игра с разделения колоды карт на семь частей, все карты уложены рубашкой вверх. Вы открываете каждую часть по очереди и переворачиваете по одной карте. Карты нужно передвигать таким образом, чтобы они были уложены в следующем порядке: от короля до двойки, чередуя красную и черную масть. Затем необходимо сложить карты в отдельный ряд, упорядочив их от туза до короля.

Довольно часто карты перед вами просто не оставляют выбора. Вы не можете найти способ, чтобы сложить их в правильном порядке (черное-красное-черное и т.д.). Вы проверяете все возможные варианты снова и снова, но вам так и не удается найти решение. Что делать в таком случае?

Вы начинаете новую игру. Вы не теряете самообладание, это игра и каждый шаг не может обеспечить вам успех.

Можете ли вы размышлять таким же образом о своей жизни? Далеко не каждую проблему можно решить. Нужно уметь отпускать и начинать заново.

Тот факт, что вы не можете найти выход, не должен быть поводом для расстройства, потому что в жизни, как и в пасьянсах, не каждую проблему можно решить. Временами нам просто попадаются плохие карты. Жизнь – это не воплощение ваших ожиданий, она такая, какая есть и не зависит от них.

Когда вы упираетесь в камень, и, несмотря на все ваши усилия, ничего не получается, прекратите копать. Не стоит останавливаться только в том случае, если вы нашли нефть (если вам повезло). Нужно быть достаточно смелым, чтобы остановиться, когда поиски бесполезны. Прекратите копать. Возьмите под контроль свое эго, которое стремится решить проблему, даже когда вы попадаете в безвыходное положение. Чем больше вы углубляетесь в гранит, тем больший вред вы приносите своему оборудованию. Пытаясь пробить гранит, вы разрушаете свою жизнь.

Данное правило применимо также к управлению компаниями и личной жизни. Мне попадались компании, в которых лидеры тратили кучу денег на совершенно бесперспективные дела, потому что не желали признать их безнадежными. Они были готовы попросту выбрасывать деньги на ветер. Эта идея также может быть применима к браку.  

Но пасьянсы учат не только этому.

Раскладывая пасьянс можно прийти к моменту, когда кажется, что все возможные шаги уже исчерпаны. Вы думаете, что игра окончена. Вы застряли, но это не конец.

Сделайте перерыв, и вы сможете увидеть шаги, которые каким-то образом были незаметны вашему глазу ранее.

Что происходит?

Наш мозг, как компьютер, имеет определенный предел возможностей. Когда мы доходим до этого предела, наш мозг перестает реагировать. Когда вы смотрите на проблему после отдыха, вы видите новые возможности.

Как применить эту идею в бизнесе?

Если вы работали над определенной проблемой слишком долго и чувствуете, что ваш запас энергии исчерпан, сделайте перерыв. Вы сами убедитесь в том, что вам в голову придут новые идеи, о которых вы даже не думали ранее.

Эта идея применима к личной жизни. Сделайте перерыв. Пойдите спать даже в том случае, если у вас останется нерешенная проблема. Когда вы проснетесь утром (или посреди ночи), решение будет прямо перед вами.

Пасьянс может стать полезным, даже если непосредственное участие в игре принимаете не вы, а другой человек. Наблюдая за тем, как кто-то раскладывает пасьянс, я замечаю больше возможностей, чем человек, который играет. Подобное часто случается с игрой в шахматы.  

Посторонний наблюдатель располагает значительным преимуществом – у него больше энергии, чем у игрока, потому что он не несет ответственности за результат.   

Итак, обсуждая ситуацию, которая имеет для вас эмоциональные последствия, позвольте кому-нибудь другому руководить процессом решения проблемы. Вы не лишаетесь власти принимать решения, вы просто отступаете на несколько шагов назад и не возглавляете дискуссию. Обратите внимание на то, насколько лучше вы понимаете проблему, когда наблюдаете, а не управляете. Используя эту технику, вы можете принимать более эффективные решения.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес


Как сбросить вес и не набрать его снова

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 30 августа 2017 года.

Когда люди спрашивают меня о моем наибольшем достижении, они ожидают услышать о восемнадцати почетных докторских степенях или двадцати книгах, переведенных на двадцать шесть языков, или же о любых других достижениях, связанных с моей карьерой. А возможно, они думают, что я расскажу о своей замечательнейшей жене и детях, которыми я очень горжусь.

Но вот что я им отвечаю: «Я сбросил десять фунтов и не набрал их снова». Это и есть мое наибольшее достижение.

Они думают, что я шучу.

Но это правда.

Я называю похудание своим наибольшим достижением, потому что это было самым тяжелым из всего, что мне приходилось делать.

Годами я пытался похудеть и удержать вес. Сорок лет, если быть точным. Я перепробовал все диеты, о которых слышал, кроме таблеток для похудения, потому что боялся побочных эффектов.

Weight Watchers, Atkins, Zone – я перепробовал все это и даже диету, согласно которой нужно есть только арбуз и сыр фету целый день. Я терял вес, но затем набирал еще больше.

У меня был серьезный повод сбросить вес: высокое кровяное давление убивало мои почки, а лишний вес влияет на давление. И все же, у меня не получалось. Сорок лет проб и ошибок. Я даже писал об этом блоги. Читал об этом все, что мог найти, но безуспешно.

До настоящего времени.

Из-за того, что я был на диализе, мне пришлось придерживаться строгой диеты. Мне нужно следить за тем, что я ем, и постоянно все подсчитывать, а такое поведение мне было совершенно чуждо.

Мне необходимо детально планировать все приемы пищи. Считать сколько натрия, калия и фосфора я могу съесть. Я составляю план своего питания каждый вечер и ем исключительно то, что я запланировал, и вуаля, сработало! Я сбросил вес, потому что, подсчитывая натрий и все остальное, я также начал подсчитывать калории.

Почему это сработало? Ведь я подсчитывал калории раньше и ничего не получалось.

В этот раз так вышло не потому, что я боюсь умереть. Я испытывал этот страх ранее и все равно не придерживался диеты.

Вот чем этот раз отличается от остальных.

Чтобы быть на диете, требуется сила воли.

Сила воли – это как счет в банке. Ты его теряешь, если все используешь. Чем больше ее испытываешь, тем слабее она становится.

В моем случае с едой, сумма на счету силы воли весьма незначительна. Другими словами, у меня ее вообще нет. Я не могу отказаться от еды, которую люблю, и найду миллион оправданий, почему я непременно должен съесть то, что мне нравится, хотя это и будет плохо для моего здоровья. Какая там сила воли…

Когда я ПЛАНИРУЮ (заметьте, в этом и есть секрет удачного похудения), что буду есть ЗАВТРА, моей силе воли приходится придерживаться диеты только двадцать четыре часа. На самом деле даже двенадцать, потому что все остальное время мы спим или слишком заняты, чтобы есть.

Сдерживать себя всего ОДИН ДЕНЬ не так уж и тяжело.

Это напоминает мне одну строчку из молитвы Рейки. «Я не буду зол сегодня» или «я буду благодарен сегодня».

Быть на диете всю свою жизнь и ограничивать себя в любимой еде, заниматься спортом, жить с чувством благодарности, это уже слишком. Во всяком случае, это слишком много для «счета» моей силы воли. Не можете этого сделать? Хотя бы один день? Хорошо.

Заметьте, что нет ничего более постоянного, чем временное постоянство.

Просто держите себя в руках один день. Вот и все. Затем повторяйте это каждый день, и вы увидите, что у вас получается. Попробуйте.

Желаю вам успехов.

Рад поделиться с вами своими мыслями,

Ицхак Калдерон Адизес

 

 


Не будем прощаться, Баку

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 23 августа 2017 года.

По всей видимости, влюбляться никогда не поздно, вот я и влюбился в столицу Азербайджана. Даже более того, не только в столицу, а и в целую страну.

По улицам Баку можно гулять часами, не чувствуя скуки. Через каждые сто метров на глаза попадается здание, возле которого хочется задержаться. Старый город, история которого насчитывает более 800 лет, входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО и, чем дальше идешь, тем больше дома напоминают Венецию. Если идти еще дальше, вы увидите Париж, а через несколько метров вашему взгляду откроется захватывающий вид на современные здания. Здесь воплотила в жизнь свои самые известные проекты Заха Хадид, архитектор с мировым именем.

Через каждую пару сотен метров у вас на пути будет небольшой парк с лавочками, а через каждые пару миль – большой, где можно спокойно гулять даже ночью. Даже если вы – женщина. Уровень преступности в этой стране практически равен нулю.

Город невероятно чист. Мне ни разу не приходилось видеть на улицах Баку даже клочка бумаги, хотя смотрел я очень внимательно.

В городе много ресторанов представляющих каждую этническую группу, но больше всего мне понравилась местная кухня. Первым делом в ресторане азербайджанской кухни вам подают не хлеб, как обычно делают по всему миру, а огромную тарелку с целыми овощами. Помидоры, огурцы, перец и зеленый лук.

Затем начинается пир. Маленькие тарелки с маленькими порциями: куриные крылышки, рыба, приготовленная на гриле, а после – кебаб. Вам не приходится переедать, но вы пробуете множество блюд. На десерт подают рахат-лукум и сладкую выпечку.

Но влюбился я не только в местную архитектуру и кухню. Я влюбился в людей. Никогда в своей жизни я не был в стране, где бы люди столько улыбались и были такими дружелюбными, а я был во многих странах (в 58-и, если быть точным).

Здесь люди прикладывают максимум усилий, чтобы вы чувствовали себя комфортно. Они очень серьезно относятся к роли хозяина, принимающего гостей. Здешние официанты могут в прямом смысле этого слова бегать, вместо того, чтобы не спеша ходить.

Люди Азербайджана дружелюбны и терпимы к другим национальностям. Это мусульманская страна, здесь есть шииты и сунниты, но между ними нет агрессии или неприятия по отношении друг к другу или к другим религиозными группами, за исключением армян, с которыми у них территориальный спор, а также россиян во время борьбы за независимость. Они никогда не преследовали евреев.

Я встретил здесь еврейскую общину, которой больше двух тысяч лет. Ее представители – потомки евреев, которых изгнали жители Вавилона, это не ашкеназы и не сефарды. Это потомки людей, которые однажды произнесли столь известные слова: «Если я забуду тебя, о Иерусалим, пусть отсохнет моя правая рука». Верди написал о них очень воодушевленную оперу. Это евреи со времен царя Соломона.

Я встретил мусульманскую общину, члены которой не работают по субботам. Должно быть, это последователи Шабтая Цви, лжемессии, который принял мусульманство, чтобы избежать казни. То же сделали и его последователи, но продолжали тайно придерживаться еврейских традиций.

Кроме того, там жили хазары. С еврейских учебников истории я узнал, что вдоль Каспийского моря находилось государство, принявшее иудаизм. Подобное случилось в мировой истории лишь раз. Кто они? Где они сейчас?

Что ж, сейчас на месте их страны находится Азербайджан.

В Кабале, древней столице Кавказской Албании, которая конкурировала с империей хазар, в музее я нашел могилу со звездой Давида. А значит, они существовали. Экскурсовод в музее называл их фальшивыми евреями.

Есть недоказанная теория, согласно которой хазар, чья империя простиралась от гор Кавказа до Черного моря и Киева (современной Украины на севере), заставили принять мусульманство, но некоторые из них отказались и остались евреями. Сегодня их могут  называть ашкеназскими евреями.

Хазар уже давно нет, никто себя так не называет. Сегодня азербайджанцы представляют собой смесь множества этнических групп, которые жили на территории современного Азербайджана или проходили через нее. Около тридцати миллионов азербайджанцев говорят на своем родном языке. Около десяти миллионов живут в современном Азербайджане. Остальные живут в Иране, где на протяжении многих поколений они были шахами. Персидские ковры, которые известны на весь мир, начали делать именно в том регионе, где находилась большая часть азербайджанского населения.

Я был в Баку, столице Азербайджана, в июле и августе. Я переживал, что будет очень жарко. В Израиле просто невозможно находиться в эти месяцы. Температура превышает 37°C. Европа ничем не лучше, не говоря уже о странах Персидского залива. Поэтому я боялся того, что ожидало меня в Баку.

Я ошибался, погода была приятной, почти как теплой весной.

Все из-за ветра, которым меня почти сдувало. Баку называют городом ветров из-за постоянного сильного ветра, и жара там не чувствуется.

Габала, город в часе полета от Баку, – это туристическая мекка, а в летнее время настоящий рай на земле с чистым воздухом и мягкой, приятной погодой. Город окружают очень высокие горы, покрытые лесами. Зимой он превращается в горнолыжный курорт.

Отели переполнены туристами из Абу-Даби, Катара и Дубая, где летом стоит несносная жара.

Я видел арабских женщин, путешествующих в длинных черных нарядах с закрытыми лицами лишь с маленьким отверстием для глаз. Чтобы поесть, им приходится немного приподнимать ткань, класть еду в рот и опускать ее назад, как будто они вообще не существуют, полностью закрытые и беззвучные.

Это угнетающее зрелище.

Во время завтрака можно было наблюдать за столкновением цивилизаций. Женщин со стран Персидского залива, безмолвных, одетых в черные одежды, покрывающие каждый дюйм их тела, обслуживали азербайджанки, современные, красиво одетые в европейскую одежду, живые. И те и другие – мусульманки, исповедующие религию, но их поведение так отличается.

Что завораживало меня БОЛЬШЕ ВСЕГО, больше еды, архитектуры, истории или погоды, так это азербайджанские женщины. Здесь я заново открыл для себя женственность.

Здесь у молодых девушек чистые, застенчивые улыбки, которые так редко можно увидеть в наше время на Западе или на Востоке. Чистая невинность. Эту улыбку можно сравнить с улыбкой прелестного четырехлетнего ребенка. Никакой коварности, злости либо агрессии, которую можно иногда почувствовать в общении с некоторыми женщинами. Никакой настороженности или желания поспорить. Они не боятся зрительного контакта и открытых улыбок, которые согревают сердце. Я влюблялся в этих прекрасных, экзотических, любящих созданий в лифтах, когда они улыбались мне.

Похож ли Азербайджан на рай? Нет. Разница в доходах очень большая. Охранник, работающий возле жилого дома, в лучшем случае зарабатывает от шести до семи долларов в день. Секретари зарабатывают от двухсот до трехсот долларов в месяц. Так каким же образом они выживают? Каждому нужны чаевые, в том числе и государственным служащим. Это называется коррупцией, и она здесь встречается повсеместно.

Возможностей для карьерного роста здесь мало и каждый, кто может покинуть страну, уезжает.

Надеюсь, что мое будущее сотрудничество с Азербайджаном будет посвящено решению этих проблем.

Я еще вернусь.

Всего лишь делюсь своими впечатлениями.

 


Почему Иисус, Будда и Моисей?

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 19 июля 2017 года.

Есть одна социальная игра, в которой участников спрашивают, с кем бы они больше всего хотели поужинать. Они могут выбирать кого угодно. Это может быть человек, который живет сейчас или который уже давно умер, человек из любого исторического периода, человек, которым они восхищаются.

На Рождество я думал, что выбрал бы ужин с Иисусом Христом.

Почему с Иисусом? Я восхищаюсь тем, как он за свою очень короткую жизнь на земле сумел повлиять на миллиарды людей и продолжает делать это сейчас.

То же самое можно сказать и о Моисее, Будде либо Мухаммеде. К сожалению, согласно правилам игры можно выбрать только одного человека, иначе я бы выбрал их всех.

В чем секрет столь сильного влияния этих лидеров?

Мне кажется, что если бы они не существовали на самом деле, их пришлось бы придумать.

Почему?

Потому что они нужны людям.

Во времена изменений (а они происходят вот уже несколько тысяч лет и будут происходить в будущем) возникают проблемы. Люди испытывают боль и пытаются найти ответы. Они пытаются избавиться от боли и найти душевный покой. Именно это и объединяет всех основателей религий. Они пытаются донести свое послание о мире, гармонии, любви и спасении. Они отвечают на вопросы о боли и страданиях, которые нам приходится переживать.

Эти религиозные лидеры, по сути, передают нам послания о надежде, которые подобны между собой: «Если ты пойдешь за мной, ты обретешь покой и тебе гарантирована жизнь после смерти. Ты будешь счастлив».

Потребность найти способ избавиться от боли всегда приводила к тому, что человечество искало кого-то, кто мог бы стать спасителем. В этом мире все люди испытывают боль. Чем больше изменений и чем сложнее ситуация, тем больше боли мы испытываем, тем более религиозными или духовными мы становимся. Религии предлагают нам решение проблемы, которую мы не можем вынести или объяснить, разными способами.

Возможно, наше представление о религиозных лидерах отличается от того, какими они были на самом деле. Мы видели в них то, что хотели увидеть, чтобы удовлетворить свои потребности.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес

 

 


О процессе старения

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 5 июля 2017 года.

Я поддерживал контакт с клиентом, чтобы следить за продвижением плана по обеспечению кадровой преемственности, который мы с ним разработали. Он сказал, что совет почитать отца, который я дал ему ранее, сработал чрезвычайно успешно. Компания стала публичной после проведения IPO. Отец был доволен и светился от счастья, хотя IPO не принесло ему никакой персональной выгоды.

Я помню, как он рассказывал о постоянных стычках, которые возникали между ними. Его отец пытался контролировать компанию, несмотря на то, что это было невозможно, компания уже переросла его. Почему-то, неожиданно для самого себя, я сказал ему проявлять как можно больше уважения к отцу, ведь в таком возрасте ему уже не нужны деньги, ему нужно уважение.

Я на самом деле не знал, откуда мне пришла эта мысль, поэтому решил проследить за тем, как она сработает.

Все шло как по маслу, и я начал задумываться, почему?

Я сделал следующие выводы.

Стадии старения – это зеркальное отражение стадий роста в жизненном цикле.

Отправьтесь в длинное путешествие, когда ваши дети еще растут. Когда вы вернетесь, вас поразит то, как сильно они выросли. Они стали выше. Они стали другими, не так ли? Процесс изменений очень стремительный в период роста и я замечаю, что он не менее стремителен в период старения. Вы можете физически постареть за пять месяцев или пять лет. Также можно постареть и психически, вы уже не будете тем же человеком, что и пять месяцев назад. Вы будете ЧУВСТВОВАТЬ себя старше. Ваши близкие, с которыми вы не виделись несколько месяцев, также заметят это.

Обратите внимание на то, что маленьким детям нужны подгузники точно так же, как и пожилым людям. Дети не могут найти дорогу домой, как и старики. И те, и другие теряются без помощи взрослых. Заметьте, насколько они чувствительны, как легко их обидеть. Дети и старики быстро находят общий язык, как будто они относятся к одной возрастной группе.

По всей видимости, этот зеркальный эффект имеет больше влияния, чем мы думаем.

Что необходимо маленькому ребенку, когда он растет? Признательность, внимание, любовь, защита. Посмотрите, как ребенок радуется, когда у него получаются какие-то трюки. Вы хлопаете в ладоши и говорите ему, какой он замечательный.

Очевидно, старение производит тот же эффект. Пожилым людям тоже необходима признательность.

И те, и другие нуждаются в дружбе.

Вы бы смогли оставить своего маленького ребенка в школе-интернате и приезжать к нему на час где-то раз в месяц?

Ни за что на свете, правда? Но именно это мы и делаем со стариками. Мы оставляем их на каком-то “складе”, в доме престарелых в ожидании смерти и приезжаем повидать их, когда у нас получается.

Это очень грустно.

Как бы там ни было, это просто мои мысли.

Ицхак Калдерон Адизес


Когда слишком хорошо – тоже плохо

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 28 июня 2017 года.

Работая консультантом в разных странах (на сегодняшний день в пятидесяти восьми), я узнавал на собственном опыте, как культура влияет на поведение менеджеров.

Я уже писал в своем блоге о культуре России и стран, которые были под влиянием Советского Союза, а также о том, как это отразилось на их организационном поведении.

Здесь я хочу сосредоточиться на стране, о которой большинство знает немного, – на Азербайджане. Это государство омывается водами Каспийского моря и граничит с Турцией и Арменией. Когда-то Азербайджан был частью Советского Союза и обрел независимость после кровавой революции в 1991 году. Как и все постсоветские страны, Азербайджан является демократическим государством, но с сильной президентской властью и отсутствием значительной оппозиции. По всей видимости, освободиться от диктаторского прошлого тяжело. Азербайджан – преимущественно мусульманская страна, но ей чужды враждебные, агрессивные и радикальные элементы. Азербайджанцы, как правило, толерантны, за исключением отношений с Арменией (между этими странами все еще продолжаются территориальные споры).

Организационная культура Азербайджана выделяется своей бесконфликтностью или, по крайне мере, открытостью в конфликтных ситуациях. Ни в одной стране из тех, в которых мне приходилось работать, я еще не встречал культуру, в которой люди были бы такими сговорчивыми. Они редко не соглашаются на собраниях. Вы не услышите повышенных тонов или слова «нет». Когда вы спрашиваете «Как дела?», они всегда приветливы и готовы к работе. Мне не встретился ни один человек, который бы сказал что-нибудь негативное либо жаловался. На первый взгляд страна кажется идеальным местом для работы, и создается впечатление, что в ней царит атмосфера взаимопомощи.

Сравните ее с Израилем, где вы почти никогда не услышите от людей слова «Конечно!» или «Да!». Вы постоянно слышите только «Нет, я не согласен/согласна». В Израиле люди пытаются найти брешь в ваших аргументах, слабое место в ваших рассуждениях, чтобы раскритиковать не только ваши слова, но и вас как человека. Это невероятно тяжело.

Кажется, что Азербайджан с его тишиной, покоем и атмосферой поддержки был бы консалтинговым раем, не так ли?

Это заблуждение.

В такой атмосфере никогда не можешь знать наверняка, что происходит. Не знаешь, есть ли проблемы. Не знаешь, пройдет ли твое решение стадию внедрения или застрянет где-то на полпути, потому что все потенциальные барьеры были скрыты во время принятия решения.

Сравните эту ситуацию с Израилем, где обсуждать решение всегда тяжело, но ты легко можешь определить, где возникнут проблемы (пусть даже они воображаемые).

Хорошее – не всегда хорошее, а плохое – не всегда плохое. Иными словами, преувеличение хуже, чем умеренность.

Израильские талмудические конфронтации приводят к исключительным корпоративным результатам, но стоят невероятно дорого. Люди, работающие в организации, жертвуют качеством своей жизни. Азербайджанская культура мира и избегания конфронтации очень хорошо сказывается на качестве жизни сотрудников, но организационные результаты сомнительны.

Умеренность. Не слишком хорошо, и не слишком плохо. Немного хорошего и немного плохого – это, наверное, решение проблемы, будь то еда, менеджмент, брак или страна. Умеренность во всем.

Просто мои мысли,
Ицхак Калдерон Адизес

 


Открытая и закрытая коммуникация

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 07 июня 2017 года.

Совсем недавно израильский тренер Эсти Харлев объяснил мне феномен открытой и закрытой коммуникации, и я хотел бы поделиться с вами.

Было ли у вас когда-нибудь такое, что когда вам что-то говорят, вы как будто закрываетесь. У вас пропадает желание продолжать разговор, потому что он причиняет вам слишком много боли и вызывает побочную реакцию в виде эмоционального негатива.

Или же наоборот, слова, которые использует собеседник, вызывают у вас восторг и желание продолжать разговор, принимать в нем участие.

Я испытывал подобное, поэтому мне было интересно, что об этом скажет Эсти.

Все связано с энергией.

Некоторые слова вызывают плавное течение энергии, открытую коммуникацию, в то время как другие – блокируют ее, приводя к закрытой коммуникации.

Итак, давайте разберемся:

Открытая                                                                        Закрытая

Счастливый                                                                      Хочу

Грустный                                                                           Необходимо

Болеть                                                                               Должен

Любить                                                                              Обязан

Подумайте о словах, которые употребляет определенный человек, и о том, какие чувства они у вас вызывают.

Если бы вы использовали те же слова, ваш собеседник чувствовал бы то же самое.

Представьте, что вам говорят: «Я должен сделать это …». Что вы чувствуете? Ваш собеседник только что закрыл разговор. После такого больше нечего сказать, и если вы что-либо скажете, это может привести к конфликту. Подобное происходит, когда употребляется фраза «я хочу», «я должен» либо «мне нужно».

Когда кто-то говорит: «Мне грустно/больно» – это выступает в роли приглашения, разговор открывается, потому что вы можете спросить: «Почему тебе грустно/больно/не весело?».

К какому типу вы бы отнесли нижеперечисленные слова и фразы, к тем которые способствуют общению или блокируют его?

«Проблема в том, ЧТО…» или «Решение заключается в том, ЧТО…» в сравнении с «Я придерживаюсь другой точки зрения…», «Я долго думал…», «Потенциальная точка улучшения – это… », «Я советую», «А как насчет…?», «Я думаю …».

А что вы думаете о «ты …», «ты сделал…»?

Если проанализировать слова, которые мы используем в западном обществе, мне кажется, что большинство из них можно отнести к закрытой коммуникации. Я полагаю, это связано с нехваткой времени. В современном обществе время – это ценный товар. У нас нет времени на разговоры. Мы хотим как можно быстрее добраться к сути и сделать выводы. Время – деньги, а деньги правят миром.

Совсем не странно, что мы находимся в состоянии постоянного напряжения.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес

 


Новый человек

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 31 мая 2017 года.

Недавно я случайно услышал реакцию одной женщины на прощальную речь Барака Обамы: «Вот это настоящий мужчина», – восторженно сказала она. «Именно таким должен быть мужчина: чувствительным, заботливым, внимательным. Посмотрите, как он обожает свою жену».

Используя код (PAEI), я однозначно отнес бы Обаму к типу (I). Он руководит сзади, а это довольно-таки женская черта характера.

Обама чувствителен, расслаблен и очень сознателен в социальном плане. Главная стратегия, которой он руководствуется, решая конфликты, – это избегание конфронтации и компромисс. Я отношу эти свойства к женским, потому что тысячу лет женщины заботились о целостности семьи, в то время как мужчины воевали, боролись за выживание и кормили семью.

Мишель Обаму, в свою очередь, я воспринимаю как человека с мужской энергией. Она даже называет себя СЕО семьи. Что же случилось с ролью мужчины в семье?

Ее речи сильны, прямы, ясны и целенаправленны. Она не проявляет тенденции к компромиссу.  

Судя по всему, черты, которые мы хотим видеть в мужчине и женщине, меняются. Мне кажется, что в нашей цивилизации происходит серьезный сдвиг: мужчины становятся более женственными, чувствительными и слабыми, в то время как женщины берут на себя ответственность и занимают доминирующее положение.

Сегодня женщины ищут в мужчинах женственные черты. Ищут ли мужчины мужскую энергию в женщинах? Я думаю, совсем наоборот. Мужчинам кажется, что сильные женщины их кастрируют. Они чувствуют незащищенность, и это приводит к напряженности в отношениях и, вероятно, является главной причиной разногласий в семьях, ведущей к большему числу разводов.

Противозачаточные таблетки способствовали тому, что женщины стали более мужественными. Они скорее возьмут на себя руководство, нежели будут подчиняться мужчине. Женщины сами решают, сколько детей им иметь. Работа по дому перестала отнимать много времени в связи с техническим прогрессом. Современные семьи все чаще отдают предпочтение ужину в кафе или ресторане, особенно если при этом нужно развлекать гостей.

Сейчас женщины могут свободно посвятить себя карьере. Их роль больше не ограничивается постоянной поддержкой помешанного на карьере мужа. Женщины стремятся построить карьеру и ищут мужчину, который бы поддерживал их дома.

А теперь возвратимся к Бараку и Мишель Обаме. Я заметил, что люди, которым не нравился Президент Обама, считали его слабым. А как насчет тех, кому он по-настоящему нравился? Это были женщины. Они голосовали за него, им близок его стиль, они восхищались Мишель, которая олицетворяет все то, чем они хотят быть.

Я думаю (и не забудьте, что вы прочитали об этом здесь), что следующим президентом будет Мишель Обама. Это женщина с мужскими чертами характера, ценностями, сознанием и заботой о людях. Она не сможет сидеть сложа руки, когда Дональд Трамп будет продвигать свои решения, наступая на слабых и разрушая все то, чего добился ее муж. Через четыре года ее дети повзрослеют, и ею овладеет желание сделать что-то полезное. Вот увидите.

Различие между женщиной и мужчиной больше не сводится к половым органам, теперь это энергия, которой они обладают.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес

 


О необходимости смены парадигмы в теории лидерства

Этот пост был опубликован в the Huffington Post 2 мая 2017 года.

Существующая парадигма

Западные теории и практики менеджмента распространяются по всему миру подобно лесному пожару. Американские титаны индустрии излагают в письменном виде свои практики управления или лидерства так, как это делали Ли Якокка и Уэлш, и их книги переводятся и почитаются как священные тексты. Западные бизнес-школы открывают свои филиалы по всему миру, обучая теориям менеджмента и методам руководства, а также функциональным дисциплинам маркетинга, финансов, управления поставками и т.д.

Мне кажется, то, что сейчас распространяется по всему миру – это не простой, безобидный, свободный от ценностей, логичный, системный процесс. Я думаю, что информация, распространяемая с теорией и практикой менеджмента и лидерства, являет собой нагруженную ценностями политическую философию.

По-моему, слово «менеджмент» можно точно перевести лишь на иврит. Кстати, испанское слово manejar (управлять) относится только к управлению лошадью или машиной.

Я полагаю, что метафора управления автомобилем или лошадью недалека от роли руководителя или лидера в нынешней парадигме.

Просмотрев множество английских словарей в поисках синонима к понятию «управлять», я пришел к выводу, что общей чертой всех похожих по смыслу слов является предположение, что менеджмент как процесс осуществляется через односторонний поток энергии: мы, менеджеры/ руководители/ лидеры (различные слова, несущие в себе тот же оттенок элитарности), «Мы – главные, ты – нет». Тобой управляют. Мы решаем, что должна делать организация, а затем, различными способами мы создаем место для тебя, предмета управления, чтобы ты исполнял наши желания.

Я хорошо управляю, если я умею правильно выбирать направление, и если машина либо лошадь (организация или те, кем я управляю) реализовывают мои планы так, как я этого хочу.

Мой анализ содержания книг по менеджменту и теории, а также анализ словарей, лишний раз доказывает элитарность сути понятий менеджмента и управления. Вот некоторые из тех синонимов к слову «управлять», которые я нашел: регулировать, контролировать, справляться, манипулировать, планировать, доминировать, решать за кого-то.  В этом контексте, понятие «мотивировать» представляет собой синоним к понятию «манипулировать», то есть знать, чего Я хочу от тебя. Вопрос лишь в том, как мне мотивировать тебя, точнее как мне заставить тебя хотеть сделать то, что я хочу, чтобы ты сделал?

Слова японского руководителя Коносуке Мацусита, основателя Matsushita Electric Industrial Company, приводятся в виде цитаты в Industrial Participation (весна 1985 года, стр. 1,8): «суть менеджмента – доставить идеи из голов боссов в головы рабочих» (акцент на второй части предложения сделал я).

А как насчет слова «лидирующий»? Элитарный подтекст остается прежним. Вот что о лидерстве говорил Дуайт Эйзенхауэр: «Лидерство – это искусство, которое позволяет заставить человека делать то, что вам хочется, потому что он сам хочет это сделать» (курсив мой).

Замечали ли вы, что этот односторонний поток энергии недемократичен? Люди, которыми управляют, не имеют права голоса касательно того, кто ими управляет или как. Обратите внимание на слова «начальник» и «подчиненный». «Начальник» происходит от superior vision, а «подчиненный» – от sub-ordinary (последнее в переводе с английского заучит как «простой», «обыкновенный»).

Менеджмент – это не только процесс. Он способствует популяризации элитарной классовой структуры.

Элитарная, недемократическая парадигма менеджмента или руководства возникла потому, что отцы-основатели теории управления – Тейлор, Файоль, Урвик, Ньюмен, Кунц…черпали идеи о процессе управления с собственного опыта работы с иерархически структурированными, промышленными либо военными организациями, управляемыми недемократическим путем. Это правда, что школы «человеческих отношений» основанные Элтоном Мэйо, были первыми, выразившими беспокойство касательно человеческого элемента и, как следствие, возникла целая область поведенческой науки, но изменений в парадигме они не вызвали. В управлении или лидерстве все еще используется односторонний поток энергии: я здесь главный/лидер, а вы – те, кем управляют/кого ведут. У вас нет институционального способа, который позволил бы вам выбирать себе лидера, также у вас нет неотъемлемого права влиять на то, как я осуществляю свои полномочия по отношению к вам. Вы не можете заменить меня, но я могу заменить вас. Такая система, в лучшем случае, представляет собой безобидный авторитаризм.

Мне кажется, что вся эта система напоминает отношения между родителями и детьми и, возможно, это объясняет, почему теория и практика управления и лидерства, в том виде, в котором она развивалась, практикуется и преподается сейчас, кажется столь знакомой, а значит и приемлемой.

Теория и практика управления, которые основаны на существующей парадигме, поощряют классовые различия и поляризацию. Они пропагандируют систему вознаграждений, в которой руководители могут получать в сотни раз больше, чем рядовые работники. Это приводит к возникновению системы, к которой богатые обладают сильным политическим влиянием, в то время как бедные воспринимают себя бессильными маргиналами, неспособными продвигать собственные интересы демократическим путем.

Последствия, как мне кажется, проявляются в виде депрессии и апатии масс по отношению к работе и ее условиям. Большинство людей чувствует себя обреченными на страдания и безнадежность, так как социализм также не смог стать решением проблемы.

Но это еще не все. Я думаю, что теория «невидимой руки» Адама Смита, согласно которой конкуренция либо соперничество на свободном рынке со временем приводят к оптимальному распределению ресурсов, также неосознанно повлияла на существующую парадигму управления. Это узаконило соперничество между руководством и рабочими. Между ведущими и ведомыми. Кроме того, это узаконило атмосферу соперничества в среде менеджеров и лидеров.

Трудности уже не только терпимы, но и законны. Парадигма легализирует конфликт, в то время как хронически изменяющаяся среда, создающая более сложные проблемы, требует скорее сотрудничества, нежели соперничества.

Но это опять-таки не все. Теория и практика руководства и управления (существующая парадигма) основаны на американской культуре индивидуализма. Отдельная личность, он или она как индивидуум, обладает полномочиями для принятия окончательных решений. Несмотря на то, что совет директоров принимает решения как группа, парадигму индивидуализма никто не отменял. Генеральный директор, который избран советом и отчитывается перед ним, несет индивидуальную ответственность за результаты, и эта индивидуальная ответственность распространяется на всех людей, занимающих руководящие должности.

Индивидуализм способствует одиночеству, и не только на верхушке иерархии. Оно пронизывает все звено руководящих должностей. В быстро меняющейся среде, которая по определению связана с быстро возникающими новыми проблемами, которые требуют решений, одиночество – это постоянный стресс и напряжение.

Решением должно было стать управление, основанное на участии, но участие в принятии решений не является краеугольным камнем американской культуры. «Время – деньги», а основанный на участии менеджмент требует времени, таким образом, он в лучшем случае воспринимается, как необходимое зло.

В результате всего этого мы получаем культуру, в которой нехватка времени доминирует над принятием решений, безумная одержимость деньгами порождается постоянно растущими финансовыми целями, атмосфера соперничества царит как на рынке, так и на рабочем месте, одиночество охватывает как верхушку руководства, так и рядовых менеджеров, элитарность лишает мотивации большинство населения и вызывает отчуждение.

Существующая парадигма способствует развитию культуры, которая приводит к росту экономического изобилия избранных за счет эмоционального и социального благополучия беспомощных масс.

Но существуют и другие аспекты этой проблемы, которые нельзя игнорировать. Беспомощность на рабочем месте подсознательно подрывает политическую демократию. С какой стати люди будут верить, что они обладают способностью влиять на Вашингтон, если они не могут оказать влияния даже на своем месте работы.

Разве не парадоксально, что мы отправляем наших детей на смерть ради укрепления демократии по всему миру, а наше руководство делает совершенно противоположное?

Требуется новая парадигма теории менеджмента: универсальная теория, которая была бы нейтральной в культурном и промышленном аспектах, не была элитарной и могла поддерживать развитие демократических процессов и социальных отношений, одновременно с высокими экономическими показателями.

Для тех, кто знает о теории и практике симбергетического менеджмента, такая парадигма уже существует.

Автор:

Доктор Ицхак Калдерон Адизес

Основатель Института Адизеса


Победа формы над содержанием и потеря здравого смысла

Я стою на перекрестке. Красный свет предупреждает о том, что переходить нельзя.

Я смотрю налево и направо. Я могу сказать с уверенностью, что на дороге нет машин. И все же, я стою и жду, пока загорится зеленый свет.

Мне приходит в голову следующий вопрос: «Кто здесь главный?». Я или светофор? Я не думаю, не руководствуюсь здравым смыслом, лишь слепо повинуюсь правилу, которое кто-то придумал.

Интересно, возможно ли, что мы думаем все меньше и меньше, потому что технологии все больше и больше «думают» вместо нас.

Популярные СМИ публикуют статьи о роботах, которые захватывают мир, но иногда мне кажется, что мы сами превращаемся в роботов.

Этот момент на перекрестке заставил меня быть более внимательным и задуматься над увиденным. Кажется, что чем больше развита страна, тем меньше живущие в ней люди руководствуются здравым смыслом. Они не думают, они просто реагируют на стимулы. Во время решения проблем они полагаются на готовые концепты, которые им дало образование. Когда мои бывшие коллеги из академических кругов сталкивались с проблемами, они использовали литературные понятия как готовые решения. Создавалось впечатление, что они пытались найти проблему, а не решение. Когда я работаю в странах, которые развиваются, обсуждение проблем с людьми дается мне намного легче, они более открыты для поиска креативных решений и мыслят более здраво.

Для тех, кто знаком с теорией стилей управления PAEI, я хочу объяснить, чем может быть обоснован такой образ мышления.

Современная система образования все еще сосредоточена на модели, которая поощряет учеников в большей степени «учиться, чтобы знать», а не «учиться, чтобы учиться». Чем больше времени человек проводит в этой системе образования, тем больше он становится тем, кого на иврите называют egel melumad, «ученый теленок», либо «танцующим медведем» в переводе с сербского языка. Другими словами, когда мы учимся в этой системе, мы начинаем мыслить и действовать механически. Мы не используем своей интуиции и с большей охотой отвечаем на запрограммированные стимулы…

Поведение, которое соответствует стилю (А), вызвано внешними стимулами, в то время как поведение (I) характерно тем, что мы прислушиваемся к собственным мыслям и чувствам.

Когда мы руководствуемся стилем (А), мы не думаем, мы следуем тому, что называется «правилами». Из-за избытка стиля поведения (А) появляется все больше технократов и бюрократов, а на национальном уровне – нацистов, которые не думают и не сочувствуют, а поддерживают автоматизм в нашем поведении с помощью идеологии.

Избыток (А) вытесняет (I).

Если экстраполировать феномен исчезновения (I), вызванного чрезмерным распространением (А) на сферу искусства, мы сможем прочесть его как форму, вытесняющую содержание. К примеру, американские фильмы все чаще имеют увлекательную форму и скудное содержание, потрясающие спецэффекты сочетаются с поверхностной историей.

Я думаю, что «приоритет формы над содержанием» или «формы, которая берет верх над содержанием» – это тренды, которые можно заметить и в современном искусстве. Современные произведения искусства состоят из форм и интересных комбинаций цветов, но они не производят на меня глубокого впечатления. На них приятно смотреть, не более. Один из самых ярких примеров такого искусства я встретил на Венецианском биеннале: полностью чистое полотно такого же оттенка белого, как и стена, на которой оно висит. Это все. Я понимаю, что художник пытался этим что-то донести, но что? Я не знаю.

Возможно, я просто старик, которого одолела ностальгия, который застрял в прошлом и отказывается принимать новый мир. Возможно, кто знает.

 

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес