Главная » Блог Ицхака Адизеса » Почему Югославии больше не существует?

Почему Югославии больше не существует?



Этот пост был опубликован в the Huffington Post 14 октября 2016 года.

В 1948 году в Югославии была создана система самоуправления, которой удалось демократизировать предприятия в стране. Для этого понадобилась демократическая процедура принятия решений, с помощью которой работники выбирали своих лидеров, утверждали бизнес-планы и бюджеты через советы работников.

Развитие системы рыночной экономики с социалистической идеологией посредством демократизации всех предприятий было невероятным экспериментом. Это была попытка создания третьего пути, не чистого капитализма или социализма, а объединения двух систем в третью. Попытка провалилась. Почему?

В большинстве случаев демократия была только на бумаге. Люди не умели руководить в рамках демократии. Весь их опыт, начиная с семейной жизни, был построен на иерархических принципах, согласно которым полномочия распределяются сверху вниз.

Более того, существование демократических микроорганизаций невозможно в рамках диктаторской макросистемы. Все системы взаимосвязаны. Из-за того, что рыночная система относительно контролировалась политическими соображениями, не встречая какой-либо оппозиции, принятие многих экономических решений на макроуровне руководствовалось в большей степени политиками, нежели экономической логикой. Это повлияло на экономические показатели.

Кроме того, югославская коммунистическая идеология не признавала капитал. Теория самоуправления столкнулась с проблемой формирования капитала и вознаграждения сотрудников, которые работают длительное время и способны накапливать собственный капитал. Наличие множества теорий о minuli rad, прошлой работе, демонстрирует, как коммунистическая идеология пыталась оправдать концепцию возникновения капитала, но так и не смогла решить эту проблему. Результатом стало то, что предпринимательский дух страны был полностью потерян. Люди, желавшие начать или расширить свой бизнес, не получали никакого денежного вознаграждения. В дальнейшем это сказалось на экономических показателях.

Еще одной проблемой самоуправления было то, что оно кардинально изменило статус иерархической организации. В границах традиционной управленческой парадигмы менеджмент – это вершина иерархии, обладающая властью принимать решения, а работники находятся на дне и, соответственно, лишены власти. Самоуправление изменило эту структуру таким образом, что работники стали носителями власти, в то время как менеджеры ее потеряли. Многие компании остались без лидеров, потому что никто не хотел занимать должность руководителя.

В связи с политической интервенцией в принятие экономических решений, непризнанием капитала и полным изменением иерархии, система самоуправления стала неэффективной, мучительной, требующей слишком много времени и неспособной демонстрировать высокую эффективность.

Самоуправление продолжало существовать, пока был жив диктатор Иосип Броз Тито. Никто не смел сомневаться в системе при его правлении. Самоуправлению пришел конец, когда пришел конец системе, которая его защищала и продвигала. Со смертью Тито полномочия президента перешли к его канцелярии, которая состояла из лидеров республик югославской федерации. Центральная власть ослабла, потому что управление перешло в руки комитета.

Последней каплей стало Косово. Косово было и остается для Сербии территорией, которая символизирует их национальное наследие. Именно там сотни лет тому назад в битвах против османского господства возник сербский народ.

С годами по причине демографического распространения и нелегальной иммиграции Косово стали населять два миллиона албанцев. Местные сербы стали чувствовать себя некомфортно и переселились в Сербию. Большинство албанцев хотело отделиться от Сербии и получить такое же признание в федерации, но националистическая гордость не позволила Сербии (и не позволяет до сих пор) с этим согласиться. Они утверждают, что Косово – это их Иерусалим.

Косово нуждалось в финансовой поддержке, потому что было слаборазвитым регионом Югославии. Пока Тито был жив финансовую поддержку региону обеспечивали все республики Югославии. После его смерти ни одна из республик, за исключением Сербии, не испытывала эмоциональной привязанности к Косово и не выражала желания поддерживать его финансово. Сербия вынудила их к этому, используя федеральные фонды в одностороннем порядке, что и послужило предлогом для распада федерации.

Сегодня, если сравнивать со временами федерации, каждое государство, которое когда-то было частью Югославии, находится в худшем состоянии. Когда я бываю в этих местах, я слышу, как люди сожалеют о распаде федеративной Югославии. Они говорят, что раньше им сопутствовал экономический успех, и они чувствовали гордость, потому что были частью международного сообщества. Сейчас всего этого нет. Сегодня они надеются стать частью Европейского союза.

Мое сердце болит за Югославию, страну, в которой я родился и которой больше не существует.

Просто делюсь своими мыслями,
Ichak Kalderon Adizes

 

(1) Основано на книгах: Industrial Democracy Yugoslav Style и Self Management, New Dimensions to Democracy ( with Elizabeth Mann Borgese.) Доступно на www.adizes.com и в моих консультациях для премьер-министров.

 

Информационная рассылка Института Адизеса в России