О равенстве



«Равенство» был одним из трех знаменитых девизов французской революции, наряду со «Свободой» и «Братством».

Многие политические и общественные движения, включая коммунизм, провозглашали «равенство» своей целью. Положение декларации ООН «все люди рождаются равными» подразумевает, что если люди рождаются равными, то они должны и оставаться таковыми. Неравенство считается ненормальным.

Движение кибуцев в Израиле, которое я сейчас консультирую, всегда считало равенство краеугольным камнем своей философии. Оно же – основа многих религиозных движений. Несколько лет назад я консультировал подобную организацию – Kripalu, центр йоги и духовного развития в США. В католической церкви, которую Институт Адизеса консультирует сегодня, есть много орденов, члены которых привержены равенству, бедности и служению.

Я обнаружил нечто подобное, консультируя и еврейские семьи родом из Сирии. Братья в семье много работают, зарабатывают столько, сколько они могут, но делят все поровну, независимо от того, какой вклад внес каждый из них. То же самое происходит и в традиционных албанских семьях.

Но как это работает? И работает ли на самом деле?

Во-первых, мы должны понять, что равенства в природе не существует. Посмотрите на животных – у них четкая иерархия. Но то же самое справедливо и для людей. Посмотрите на своих детей: разве они не дерутся с братьями за игрушку, даже если точно такая же лежит на полу рядом с ними? Другими словами, если они хотят равенства, то вот оно: две одинаковые игрушки. Так за что же они борются? За доминирование. За положение на тотемном столбе, в иерархии. Но не за равенство.

Иерархия является одной из причин неравенства. Так как иерархия не может быть устранена юридически или политически, поскольку является природным явлением, неравенство также не может быть ликвидировано.

При вынужденном равенстве, например – в уровне доходов, для того, чтобы вернуться к естественному состоянию неравенства, появляется неравенство в нематериальных аспектах (статус становится важнее, чем когда есть разница в доходах). А если равенство насаждается как в уровне доходов, так и в статусе, то динамика социальных взаимодействий все равно найдет способ, чтобы привести систему в ее естественное состояние неравенства.

Возьмем для примера кибуц. На мой взгляд, равенство в ежемесячном пособии всех членов общины, а также принцип, что руководители получают признания не больше остальных, вызывают внутренние раздоры и даже предательство. Неравенство создается отрицательной обратной связью между людьми. Одни ставят себя выше, унижая других.
Чтобы найти решение, необходимо, прежде всего, освободиться от утопических ожиданий равенства. Мы должны раз и навсегда признать, что равенства нет и быть не может. Вместо этого мы должны следить за тем, чтобы неравенство не было безнадежно: «проигравшие» не должны воспринимать неравенство как нечто непреодолимое, что в будущем у них нет возможности стать равным даже усилиями нескольких поколений.

Так что же делать? Как добиться «приемлемого неравенства»?

Что касается разницы в доходах, то из своего опыта я понял, что допустима семикратная разница: самый главный человек в организации не должен зарабатывать больше, чем в семь раз больше, чем самых низкооплачиваемый в той же организации. Пятикратная разница является не только приемлемой, но признается законной. Троекратная разница терпима, но не способствует устойчивости в организации – люди не соглашаются переходить на руководящие должности.

Я выяснил, опять же из опыта, что эти мультипликаторы работают не только в финансовом плане, но и при нематериальном поощрении – таком как признание или статус в организации. Например, при структурировании компаний по методологии Адизеса мы стараемся, чтобы в их структуре было не более семи уровней, независимо от того, насколько компания большая. (Крупнейшая компания, которую мы реструктуризировали, была международная корпорация численностью в 250 000 человек.)

Я также настаивал на этом принципе при разработке структуры вооруженных сил: от рядового до начальника штаба должно быть не более семи уровней. (К сожалению, клиент не принял данный принцип, в результате военные структуры стали крайне бюрократизированы.)

Что представляет собой неравенство в семье?

Очевидно, что дети не равны родителям. Но равны ли между собой родители? Женщины требуют равенства во всех аспектах семейной жизни. Но в реальности было ли достигнуто равенство или был создан новый вариант неравенства? Я заметил, что растет число мужчин. требующих равенства, потому что, например, они считают, что женщины чаще получают преференции от судов во время развода.

Принцип мультипликатора здесь работать не будет. В семье не платят зарплату и нет разницы в признании. Что же делать?
При некоторых усилиях приемлемое неравенство может быть достигнуто в динамике.

Как это работает? В некоторых сферах жизни одна сторона будет иметь больше другой. Например, потребность женщин в косметике превышает (пока) аналогичные нужды мужчин. Пусть будет так. В то же время потребность мужчин в гаджетах превышает потребности женщин. (Пожалуйста, не принимайте это дифференциацию в буквальном смысле. Конечно, иногда женщина хочет больше гаджетов, а мужчина – больше косметики. Важен тут принцип «давать и принимать». Данный принцип, очевидно, не сработает, если одна из сторон хочет большего в каждой сфере.)

Как насчет иерархии в принятии решений?

Приемлемым является подход, когда жена имеет право окончательного решения по одним вопросам, а мужчина – по другим. Кто и по каким вопросам имеет право окончательного решения – это должно быть обговорено.

Есть крайние ситуации, когда «равенство» – социальное, политическое или религиозное требование. Я пришел к выводу, что это правило тоже работает (более или менее), но требует наличия очень сильного «родителя» или лидера, который безоговорочно принимается всеми заинтересованными сторонами, который может справиться с религиозным, политическим или социальным давлением, чтобы преодолеть естественную тенденцию к неравенству.

В случае кибуцев, в прошлом, когда был основан Израиль, идеологии коммунизма и сионизма временно создали объединяющую силу, чтобы построить «дом» для еврейского народа. Эта сила устранила необходимость в «родителе» для того, чтобы решать проблемы, вызванные помещением людей в неестественную среду, требующую полного равенства.

Но эта объединяющая идеология со временем разрушилась: страна была создана и израильское общество идеологических пионеров сменило общество безудержного материализма. И кибуцы внутри этого общества все еще пытаются жить по принципам равенства, и оттого находятся в серьезном кризисе. Некоторые из них полностью растворились, а другие приватизированы и продолжают биться над тем, как определить понятия «равенство» и «кибуц» в рамках этих новых организационных принципов.

Целью не должно быть равенство в результатах. Это не естественно. Целью должно быть равенство в возможностях. Неравенство в результатах должно тщательно отслеживаться руководством системы для того, чтобы оно не нарушило успешное функционирование этой системы. Как минимум, руководство должно дать надежду, что неравенство может быть преодолено.

Искренне Ваш,
Dr. Ichak Kalderon Adizes

 

 

Информационная рассылка Института Адизеса в России