Главная » Блог Ицхака Адизеса » Новая Вавилонская башня

Новая Вавилонская башня



В своей консультационной практике я всегда останавливаю дискуссию, как только замечаю конфликт. И начинаю работать над пояснением понимания значений слов, которые используют конфликтующие стороны.

Я знаю по своему опыту, что многие проблемы, ведущие к непониманию и конфликтам, являются результатом того, что люди используют одинаковые слова, но вкладывают в них разные значения.

В этой связи мне вспоминается ветхозаветная история о  том, когда люди начали строить башню в Вавилоне, а Бог создал новые языки для разных людей, и у них возникли трудности в общении. Моя интерпретация этой истории следующая. В те времена люди были либо кочевниками, либо землепашцами. А когда они стали создавать города и строить башни, настало время серьезных стратегических перемен. Появились новые явления, требовавшие новых вербальных обозначений, которых у кочевых людей не было за отсутствием соответствующего опыта. Возьмем, например, слово «лесА». Вам необходимо это слово, чтобы  описать конструкцию, необходимую для строительства башен. Но такого слова не было в культуре кочевников, потому что они никогда не строили башен.

Я полагаю, что в современном мире – со всеми его технологическими преимуществами – мы повторяем опыт строительства «Вавилонской башни». Я постоянно обнаруживаю нестыковки: возникает новое явление, а слов для его обозначения еще нет. Люди используют старые слова для описания новых явленийили создают новые слова, о которых раньше никто не слышал. Поэтому и получается путаница.

В одной компании я потратил целый день только на то, чтобы определить смысл слов «модуль» и «подсистема». Это была быстрорастущая и очень мобильная компания. Каждый сотрудник, приходя работать в эту компанию, приносил со своей предыдущей работы свой словарь (набор слов и их определений). И мы снова столкнулись с Вавилонской башней. Люди были неспособны общаться и понимать друг друга. Дошло до того, что два человека понимали под словом «бюджет» совершенно разное.

В другой компании я провел почти 2 дня в жарких дебатах о том, что такое «инжиниринг». Мы занимались реструктуризацией компании, и для того, чтобы определить место инжиниринга в структуре, мы должны были определить значение этого слова.

Я был поражен тем, что мы обклеили целых две стены листами с флип-чарта, на которых мы перечислили разные виды инжиниринга: от элементарного электрического до более сложных – механического и гражданского. Потом же мы столкнулись с реальной преградой: «системный инжиниринг». Что это такое? Некоторые люди заявили, что «системного инжиниринга» не существует, на что другие стали говорить, что вообще уйдут из компании, потому что у них была степень по системному инжинирингу, и они почувствовали неуважение к себе. Также обсуждались и такие значения, как «инжиниринг развития новых продуктов» и «поддерживающий инжиниринг». Возник вопрос: «Где граница между ними?» И какова разница между «инженерным обеспечением технического обслуживания» и «поддерживающим инжинирингом»?

Усложняло дискуссию еще и то, что некоторые люди «усовершенствовали» значения некоторых слов, просто присвоив новому слову старое значение. Например, «поддерживающим инжинирингом» они называли то, что обычно называлось «инженерным обеспечением технического обслуживания». (Я заметил то же самое в продажах. Люди обижались, когда их называли просто «продавец», потому что некоторые из них называли себя «инженеры по маркетингу». Это смешно!)

Также в том списке значился «инжиниринг ценностей», и «HR инжиниринг» (не путайте с реинжинирингом, который относится к реструктуризации организации), и «инжиниринг контроля качества», который отличается от «инжиниринга технического контроля»; и «финансовый инжиниринг», который отличается от бухгалтерии. Другими словами, в этой компании все превратилось в «инжиниринг», и оказалось невозможным реструктурировать компанию до тех пор, пока не будут прояснены все значения этого слова.

Обычно люди не любят это занятие: прояснять значения употребляемых ими слов. По каким-то непонятным, но интересным мне причинам, дискуссии вокруг значений слов вызывают у людей сильные эмоции. Люди расстраиваются и защищают свое определение или понимание слова так, как будто Бог дал им его на горе Синай, и их определение слова является единственно верным. Поэтому я вынужден был применять все свои навыки интеграции групповой дискуссии для того, чтобы предотвратить развал группы.

И, чтобы разрядить обстановку, я рассказываю участникам дискуссии анекдот, показывающий, почему так важно определить значение слова:

Прибегает молодой человек к врачу и говорит:
– Доктор, сделайте мне кастрацию!
Врач:
– Молододой человек, зачем Вам кастрация, Вы ведь так молоды?
– Доктор, я Вас очень прошу, сделайте мне кастрацию, я все объясню потом.
– Я все понимаю, но позвольте мне сказать, что Вы очень молоды и у Вас еще все впереди. Может быть все-таки не надо?
Молодой человек падает на колени и чуть не плача:
– Доктор, время уходит, сделайте же мне кастрацию!!!
Врач сделал кастрацию и после операции спрашивает молодого человека:
– Может теперь Вы мне скажете зачем Вам это было нужно?
– Понимаете, доктор, я женюсь на еврейке, а у них такой обычай: мужчина должен быть обрезанный.
– Так Вам нужно было обрезание сделать?
– Ну да, а я что-то другое сказал?

Поэтому, пожалуйста, определитесь со словами: – вы хотите кастрацию или обрезание? – или вы закончите импотентом как компания…

 

Искренне Ваш,
Dr. Ichak Kalderon Adizes

Перевод: Анна Чедия, личный ассистент Ицхака Адизеса

 

Информационная рассылка Института Адизеса в России