Главная » Блог Ицхака Адизеса » Македония меняет свое название

Македония меняет свое название



Этот пост был опубликован 2 августа 2018 года.

Судя по всему, что 27 летний конфликт между Грецией и Республикой Македонией будет урегулирован, если состоится референдум: Республика Македония будет называться Республика Северная Македония.

Я участвовал в работе по разрешению этого конфликта с 1991 года. Я постоянно совершал поездки то в Грецию, то в Македонию, потому что в то время, когда развивался конфликт, мне довелось консультировать премьер-министров этих двух стран.

Я потерпел неудачу. Я родился в Македонии. У меня был македонский паспорт. Но я подвергся нападкам средств массовой информации, на меня повесили ярлык предателя Македонии. Меня отстранили, и я больше не предоставлял услуги консалтинга.

Спустя 27 лет конфликт может быть окончен.

Для тех читателей, которые не понимают серьезности этой проблемы: этот спор о названии страны, на разрешение которого потребовалось 27 лет. Спор, который спровоцировал Грецию ввести экономические санкции по отношению к Македонии (своему северному соседу), чтобы Америка не склонила ее к сотрудничеству, и чтобы наложить вето на любые попытки признать Македонию в НАТО или ЕС.

Тема про название Македонии вызывает почти такие же эмоциональные реакции, как и вопрос израильско-палестинского конфликта. Вы пожалеете о том, что начали обсуждение этой темы за ужином в любой из вовлеченных в конфликт стран – поверьте мне, я уже пытался. Я не помню, что я ел на тех ужинах, и ел ли что-то вообще.

В чем заключается проблема? Почему я так хотел ее решить?

Македония утверждает, что ее жители являются потомками Александра Македонского. В своей столице, Скопье, они даже назвали аэропорт его именем – «Александра Македонского».

Греки разозлились. Они сказали, что Александр Македонский – грек. Что югославские македонцы крадут греческое наследие, греческую историю, греческую традицию – как они смеют?

Они настаивали на том, чтобы страна вступила в ООН как бывшая югославская Республика Македония или БЮРМ.

В связи с этой ситуацией напрашивается вопрос: кем является македонский народ?

Сербы утверждают, что они – славяне – люди, очень похожие на сербов, за исключением тех, кто разговаривает на сербском диалекте Болгарии. Но поскольку македонцы говорят на этом диалекте, болгары утверждают, что Македония является частью Болгарии. Между тем греки утверждают, что македонцы являются греками. В северной Греции есть большой регион, который называется Македония, однако людям запрещено носить македонские имена, создавать македонские культурные центры или праздновать македонские праздники.

Почему так? Все просто: Греция опасается распада своей нации.

Когда Республика Македония отделилась от распадающейся Югославии и в 1991 году провозгласила независимость, правительство Греции серьезно обеспокоилось тем, что македонцы из северной Греции захотят сделать то же самое, вступят в сговор и присоединяться к Республике Македонии, потому что на протяжении веков греческие македонцы мечтали о том, чтобы иметь свою собственную страну. Так, Греция настаивала на том, чтобы Македония изменила свое название. Поскольку они отказались, Греция ввела эмбарго для новой страны. Болгарии, на востоке от Македонии, также не понравилось название новой страны. И причина та же. В западной Болгарии живут этнические македонцы, которые, как подозревали болгары, тоже могут захотеть присоединиться к новой стране, к которой, по их мнению, они принадлежали.

Все ли это? Нет.

Похоже, что 40% населения Республики Македонии – албанцы (хотя эта оценка весьма приблизительная, потому что недавние переписи оказались  в значительной степени бойкотированными албанским населением Македонии).

Эти албанцы не считают себя македонцами: у них другой язык, другие религии. Они населяют западную Македонию, регион, в котором у них есть свои собственные предприятия, учебные заведения на своем албанском языке. Они не смешиваются с македонцами. Подобно тому, как израильтяне держаться подальше от палестинских районов, которые теоретически являются частью Израиля, македонцы также проявляют осторожность, посещая албанскую часть Македонии.

Когда в начале 90-х годов я консультировал македонское правительство, я рассуждал, что если Македонии наложат вето на вступление в ЕС, а Албания успешно присоединиться к ЕС, то албанцы в Македонии восстанут и присоединяться к Албании, а Македония прекратит свое существование. Я утверждал, что для Македонии крайне важно вступить в НАТО, чтобы предотвратить нападения со стороны других стран, а еще присоединиться к ЕС. В каком-то смысле в ЕС нет границ, поэтому угроза того, что албанцы в Македонии могут присоединиться к Албании, сводилась бы к нулю.

Никакие доводы не могли мне помочь. Тогдашний премьер-министр Македонии Бранко Црвенковски высмеял мои рекомендации. Он сказал: «Вы, американцы, заботитесь только о деньгах. Для вас только это свято, больше ничего. Мы заботимся о нашем имени, нашем наследии. Вы бы хотели, чтобы мы изменили название нашей страны на «Республику Кока-Кола», если бы они предложили нам достаточно денег».

В течение нескольких лет я перемещался туда-сюда между правительствами Греции и Македонии.

Когда Андреас Папандреу все еще был премьер-министром Греции, но  был болен и не мог исполнять свои обязанности, я говорил с его сыном Джорджем Папандреу (в то время он был министром образования Греции). Я убедил его согласиться с названием Новая Македония и снять эмбарго и вето. Затем Джордж поговорил со своим отцом, и тот согласился.

Я сказал ему, что Сербия не была союзником (хотя у них одна и та же религия). Что Греция не была врагом – как раз наоборот. Я сказал, что Сербия попытается забрать Косово, исключив из него албанцев, но куда они пойдут?

Албанцы не пошли бы в Албанию – эта страна слишком бедна. Они не пересекли бы Адриатику, чтобы добраться до Италии. Нет, Сербия бы подтолкнула албанцев в Македонию. Они станут преобладать в Македонии, и страна под название Македония перестанет существовать.

Если бы это произошло, Греция оказалась бы окружена мусульманами на севере и на юге. Это не было бы поводом для радостных надежд. У Греции длительная напряженность в отношениях с Турцией. Но я знал, что Сербия подталкивает свое албанское население в Македонию, потому что в то время я консультировал правительство Сербии, и Слободан Милошевич, президент Сербии, обсуждал этот вопрос со мной. Сербия делала именно это. И в последствии НАТО нанесла удар по Сербии, чтобы остановить, как назвали потом, «этническую чистку».

Было крайне важно, чтобы жители Македонии изменили название своей страны, чтобы выжить. Но знаки провоцируют эмоции и заставляют людей игнорировать логику и разум. И судя по переписке со своими друзьями, экономическая ситуация в конце концов стала достаточно критической, чтобы разум окончательно победил.

Я счастлив, что это может произойти сейчас.

Просто мои мысли,

Ицхак Калдерон Адизес

 

 
Информационная рассылка Института Адизеса в России