Главная » Блог Ицхака Адизеса » Анализ ситуации на Ближнем Востоке

Анализ ситуации на Ближнем Востоке



С палестинской точки зрения, евреи – это колонизаторы, которые их вытеснили. Они колонизировали Палестину и назвали ее Израилем. Израиль разрушил их села и организовал там поселения для евреев-иммигрантов, создав тем самым проблему беженцев в Палестине.

Палестинцы оправданно чувствуют себя жертвами не по своей вине. Холокост не на их совести, тогда почему же они за него расплачиваются?

Это точка зрения Палестины. Я ее уважаю. Они смотрят на проблему со своей перспективы, и они правы.

Но арабские нации продолжают увековечивать проблему палестинских беженцев, хотя она и была создана войной. Палестинские беженцы – не первые беженцы в истории человечества. Войны создают беженцев. Разница в том, что во всех предыдущих ситуациях они обосновывались в странах, в которые переселялись.

Все, кроме палестинцев.

Арабские страны принимали их, но не признавали. Их содержали в ужасных условиях: в лагерях, без работы, без гражданства (за исключением Иордании). Условия, в которых они жили, иногда были хуже тюрьмы.

Для сравнения, с 1948 по 1972 было более 820 тысяч еврейских беженцев из арабских стран. Приблизительно 200 тысяч из тех, которые были вытеснены, обосновались в Европе и Северной Америке. Все остальные, а это было около 600 тысяч, отправились в Израиль, где поначалу они жили в палатках, располагая довольно ограниченным количеством еды, которой не хватало на всех. В то время Израиль бойкотировало большинство стран и экономические условия были чрезвычайно плохими. Еврейская община во всем мире открыла свои кошельки и отправляла деньги, чтобы помочь новоприбывшим обустроиться. Еврейские беженцы были приняты, и в скором времени они стали неотъемлемой частью израильского общества. Один беженец из Ирана стал президентом страны. Другой, также из Ирана, был назначен начальником штаба. Третий, беженец из Марокко, был избран членом кабинета министров.

Но ситуация с палестинскими беженцами сложилась иным образом. Несмотря на миллиарды долларов, которые мировое сообщество отправило им для поддержки, их жизни не улучшились. Большую часть финансовой поддержки безрассудно потратили коррумпированные палестинские лидеры. Несколько поколений беженцев жили в запущенных лагерях, обреченные на мучения и лишенные какой-либо надежды.

Мир до сих пор обвиняет в этом Израиль.

Зачем продолжать обсуждать проблему палестинских беженцев, спросите вы? Еврейских беженцев было так же много, как и палестинских, но о них почему-то никто не говорит. Еврейские беженцы превратились в невидимую часть истории, потому что их больше не существует – они были поглощены другими странами и стали их продуктивными гражданами. С палестинцами же все вышло по-другому.

Почему?

Потому что если бы они были поглощены другими странами, проблема палестинских беженцев сразу бы исчезла, а обвинения, предъявленные Израилю, стали бы слабыми или были бы устранены вообще. Ни палестинцы, ни арабские страны не хотят этого.

Почему?

Потому что Израиль – инородное тело в их среде. И я серьезно подозреваю, что они не хотят признать тот факт, что утратили свою землю.

Никогда не отдавать свою землю – это один из постулатов мусульманской культуры. Они все еще сокрушаются о том, что потеряли Испанию, несмотря на то, что это было больше, чем пятьсот лет тому назад.

Сегодня, если палестинец продаст землю еврею, он будет убит во мраке ночи.

В мусульманской культуре земля занимает очень важное место. Мусульмане сильно привязаны к земле.

Хорошо, проблема определена. Каким образом мы можем ее решить?

Станет ли решением этой проблемы единое государство для палестинцев и евреев?

Что более свойственно мусульманам: ассимилироваться или вступать во владение? Смогут ли мусульманские беженцы ассимилироваться в израильском обществе и жить в мире с населением Израиля?

Посмотрите, что сейчас происходит в Европе. Я говорю не только о последней волне иммигрантов из Сирии, но в большей степени о том, что произошло за последние, скажем, пятьдесят лет. Мусульмане не переселялись в Европу для того, чтобы стать европейцами и не делают этого сейчас. Они приезжают, чтобы поселиться в Европе, а это большая разница.

Они заселяют одну часть города, и если вы в ней побываете, она не покажется вам европейской. Это больше напоминает маленькую деревню где-то на Ближнем Востоке.

Они строят свои собственные школы, свои молитвенные дома и живут по своим законам. Они не ассимилируются. Конечно, есть и исключения из правил, но, похоже, что в большинстве случаев мусульманские иммигранты не перенимают ценности и культуру страны, которая их приняла.

Напротив, они хотят, чтобы страна перенимала их ценности и культуру. Со временем их число увеличивается, и они распространяются по всей территории страны, которая их приняла. В конечном счете, они становятся доминирующей силой и страна полностью исламизируется.

Посмотрите, что случилось в Косово. Оно никогда не было албанской провинцией, оно было сербским на протяжении нескольких поколений. Албанские мусульмане были меньшинством.

Со временем, из-за высокой рождаемости и нелегального притока людей из Албании, они стали большинством и начали терроризировать сербов, которые в своей собственной стране превратились в меньшинство под угрозой исчезновения. А сейчас Косово просит о том, чтобы его признали независимым государством. Мусульманским государством.

Палестинцы не ладили с христианами в Ливане. Египет закрыл свою границу с Газой и не впускает палестинцев. Почему? Потому что они могут нарушить непрочный баланс между коптами и мусульманскими арабами. Также их не принимает и Саудовская Аравия. Если они не способны уживаться со своими братьями и сестрами, которые разделяют с ними один язык, историю и даже религию, тогда почему они должны жить в мире с евреями в Израиле, поддерживая идею одного государства для двух народов? Особенно, если брать во внимание существующую ненависть.

Действительно ли палестинцы хотят мира? Следите за тем, что они делают, а не за тем, что они говорят. Просто анализируйте историю. Каждый раз, когда переговоры близки к соглашению, палестинцы придумывают какое-то оправдание, чтобы его не подписывать. Выражение, которое лучше всего описывает их поведение, принадлежит дипломату Аббе Эбану. Однажды он сказал, что палестинцы никогда не упускают возможности упустить возможность…жить в мире. Многие израильтяне убеждены, что палестинцы не хотят мира, потому что они не хотят смириться с утратой своей земли. Точка.

Итак, разрешит ли проблему одна страна для двух народов, даже если Израиль забудет свою мечту об отдельном еврейском государстве и захочет разделить его с палестинцами. Сработает ли это? Имеем ли мы хоть какие-то доказательства, что где-то это сработало? Ладят ли мусульмане хотя бы между собой?

А как насчет решения проблемы путем создания двух отдельных государств?

Если бы это решение принесло мир, оно было бы замечательным. Но израильтяне боятся его. Они боятся, что палестинцы под командованием ХАМАСа или другого влиятельного режима, который придет к власти на выборах (что и случилось в Газе), сделают так, что со стороны Газы на Израиль пойдет дождь из реактивных снарядов. А «Хезболла», которую поддерживает Иран, сделает то же самое с территории Ливана, как уже было во время последней ливанской войны. Существует довольно большая вероятность того, что палестинцы под руководством ХАМАСа организуют обстрел с Западного берега, как только у них появится собственное государство. Каким образом будет выживать Израиль при таком развитии событий? Его будут обстреливать с севера, востока и юга к западному побережью.

Палестинцы настаивают на установлении границ 1967 года. Знаете ли вы, какие это границы? Самая узкая точка от берега моря до восточной границы будет на расстоянии менее девяти миль. Покажите мне страну, которая бы рискнула подпустить своего очевидного врага настолько близко к своим границам. Америка была близка к объявлению войны против Росси из-за размещения российских ракет на Кубе. А Кубу и Америку разделяет расстояние куда большее, чем девять миль. Закройте глаза и выберите место, которое находится приблизительно в девяти милях от вас. Вы бы пустили туда Аль-Каиду?

Так называемый мирный процесс – это очень интересный феномен для изучения. Создается впечатление, что Израиль препятствует миру, несмотря на то, что сотни тысяч людей выходили на демонстрации за то, чтобы пойти на уступки палестинцам ради достижения мира. Премьер-министр Израиля был убит, потому что стремился разрешить конфликт мирным путем.

Покажите мне дюжину палестинцев, которые вышли на демонстрацию за мир. Правда, что некоторые палестинские ученые и небольшая группа людей, исполненных благих намерений, хотят достичь мира, но остальные палестинцы не проявляют особой политической инициативы.

Палестинцы видят в израильтянах агрессора. Такая позиция не требует особых усилий. Они наигрывают мотив, который признают во всем мире: мотив антисемитизма. Чтобы Израиль не делал, он всегда будет плохим.

Давайте возьмем последнюю войну в Газе. Лидеры ХАМАСа атакуя израильские поселения, запускали ракеты из школ и больниц.

Если бы Израиль посмел заглушить их атаку, это бы убило детей, людей в больницах и гражданское население. ХАМАС специально разместил пусковые площадки своих ракет в таких местах. Израильтяне сбросили листовки с просьбой о том, чтобы люди покинули эту территорию. Более того, они звонили по телефону, чтобы предупредить людей о том, чтобы они покинули места, в которых располагались пусковые площадки. ХАМАС сделал все наоборот, приказав людям оставаться на местах и, тем самым, использовал для своего прикрытия детей.

В результате погибло гражданское население. Для ХАМАСа это был удачный маневр, чтобы показать, что израильтяне убивают детей.

Как можно бороться с врагом, который не ценит жизней своего собственного народа? Это враг, который распространяет убеждения о том, что люди, погибшие в войне против исповедующих другую веру, попадут прямо в рай и пребудут там вечно.

Я понимаю, что у них есть повод для ненависти. Они потеряли свои дома, свою землю, а Израиль унаследовал несколько лагерей для беженцев после войны 1967 и не сделал ничего, чтобы изменить условия их жизни. Они – люди без будущего и без настоящего, в котором хотелось бы жить. Не странно, что они ненавидят израильтян и евреев и хотят изменить существующее положение вещей.

Я бы также согласился с тем, что Израиль не относился к арабскому меньшинству должным образом. Они остаются второсортными гражданами вопреки тому, что имеют своего представителя в Верховном суде, консулов, представляющих Израиль за границей и вопреки тому, что работают врачами в израильских больницах. Несмотря на то, что Израиль открывает свои университеты для арабского населения и дает им больше политической свободы, чем соседние арабские страны, я все же признаю, что арабы в Израиле остаются второсортными гражданами и что Израиль мог дать им больше и сделать их жизнь лучше.

Как поступить с израильскими поселениями на Западном берегу? Я считаю, что Израиль должен прекратить расширение своих населенных пунктов. Зачем усугублять и без того сложную ситуацию? Но принесет ли это мир? Сомневаюсь.

Кажется, что какие бы действия не предпринял Израиль, они не способны что-либо изменить. Палестинцы хотят вернуть свою землю и будут идти к своей цели, даже если для этого понадобятся сотни лет.

Даже возможная смерть для них не помеха. На все есть своя причина. Не слушайте, что они говорят. Смотрите, что они делают.

Возможно, повторяю, возможно, если бы Израиль был членом НАТО и Европейского союза, а новое Палестинское государство было демилитаризировано, атака на Израиль воспринималась бы как атака на Европейский союз и НАТО. Возможно, тогда бы палестинцы отказались от намерений уничтожить Израиль. Но это не случится. У Европейского союза есть свои проблемы. Ему не нужно больше. К тому же такое решение не сможет пробить стену антисемитизма.

Ситуация ужасна. Я не вижу выхода. Я не могу придумать ни одной стратегии, которая бы могла привести к продолжительному перемирью. Кажется, что все существующие решения только ухудшают ситуацию.

Сколько смогут продержаться израильтяне? Сколько еще им придется жертвовать жизнями своих сыновей и дочерей на поле боя? Сколько еще крови Израиль будет готов пролить? Ситуация ухудшается и будет ухудшаться в дальнейшем, но я не вижу способа ее изменить.

Я пессимистично настроен и молюсь, чтобы у Израиля было достаточно сил для преодоления этой бури, которая будет длиться еще много лет.

Надеюсь и молюсь, чтобы я оказался неправ.

Просто мои мысли.

Ichak Kalderon Adizes

 

Информационная рассылка Института Адизеса в России